Одесситы, вам

Спорт, игры, юмор, растения и животные

Moderator: Zakan

User avatar
Manya
Ветеран мега-форума
Posts: 9424
Joined: 14 Oct 2003, 22:44

Re: Одесситы, вам

Postby Manya » 08 Aug 2013, 06:33

phpBB [youtube]
Если в мире всё бессмысленно, — сказала Алиса, — что мешает выдумать какой-нибудь смысл?

User avatar
Manya
Ветеран мега-форума
Posts: 9424
Joined: 14 Oct 2003, 22:44

Re: Одесситы, вам

Postby Manya » 12 Feb 2014, 08:13

Как же я люблю Одессу!
Дина Рубина.

Я всегда ее любила — по книгам, ни разу в ней не бывав.
Стоит ли объяснять, что значат для литератора эти имена — Бабель, Олеша, Паустовский, Ильф и Петров?..
Покидая в 90-м Советский Союз, я оплакивала свою несбывшуюся Одессу, так как была уверена, что уже никогда, никогда не окажусь на ее легендарных улицах и бульварах…
Но так уж случилось: в тяжелом и нищем 93-м меня — уже из Израиля — пригласили приехать в Одессу, выступить.
И вот — промозглый ноябрь, некогда очаровательные, но обветшавшие особняки, вывернутые лампочки в подъездах, выбитые окна… Первая наша встреча с легендарным городом как-то не заладилась.
А может, грустно подумала я, Одессы-то уже и нет, одесситы разъехались, остались дожди, грязь, уныние и запустение… С такими тяжелыми мыслями я взобралась в вагон пустого, по вечернему времени, трамвая. И первым делом увидела плакат, на котором была изображена дамочка, перебегающая трамвайные пути. Рисунок был снабжен четверостишием:
Быть может, мечтая о сцене, о славе,
Она отступила от уличных правил,
Забыв, что подобная неосторожность
Буквально отрежет такую возможность!
Замерев от восторга, я опустила взгляд, и на спинке скамьи впереди себя увидела процарапанное: «Все мущины — oбманщики и притворщики!», а чуть ниже: «Вы, Розочка, тоже не ангел!»
А уж усевшись и подобрав с сиденья оставленный газетный лист, немедленно уперлась в объявление Одесской киностудии: «Для съемок нового цветного, широкоформатного художественного фильма требуются люди с идиотским выражением лица».
И не успев задохнуться проглоченным воплем удачи, тут же прочла в разделе «Спортивные новости»: «Вчера в Mоскве состоялся матч между одесским „Черноморцем“ и местной футбольной командой».
Нет, подумала я, Одесса никуда не уехала, ее не размыли дожди, просто она переживает очередную эпоху очередной
революции… Надо, поняла я, оказаться в одесском трамвае в час пик. И уже на другой день я висела на ступеньке трамвая, вслушиваясь в перекличку внутри вагона: «Соня, ты вошла, Соня?!» — «Она еще как вошла! Она уже трижды мне на ногу наступила!» Меня подпирал какой-то молодой человек в голубой рубахе. Он висел на подножке, двери не закрывались, и вагоновожатый время от времени говорил в микрофон: «Ну ты, холубой… поднимись же с подножки… Холубой, я ж сейчас не знаю — шо будет… Тебя мамця не узнает, холубой…» Наконец, он остановил трамвай, выскочил с обрубком резинового шланга в руке,, подбежал к задней двери и со всего размаху ка-ак треснет по спине молодого человека! Я со страху чуть не свалилась. Вот, думаю, будет сейчас побоище! Ничуть не бывало. Не выпуская поручней из рук, молодой человек повернул голову в профиль и сказал спокойно: «Не понял юмора!»
И еще одну прелестную сцену видела я в одесском трамвае.
Это был полупустой вагон, и у окна сидели две то ли москвички, то ли петербуржанки. Одна из них громко oбсуждала пыльную, грязную и провинциальную Одессу, которая есть ни что иное — как литературный миф… После этих ее слов в вагоне воцарилась тяжелая пауза. Одесситы переглядывались и ждали — кто возьмет соло. Наконец, маленький сутулый старичок, меланхолично глядя перед собой, сказал задумчиво: «Да-а-а… коне-е-ечно… Одесса могла понравиться только такому голодранцу, как Пушкин… Но он здесь полюбил, и ему ответили взаимностью! А вам, мадам, даже если б вы и полюбили здесь кого-то, ответить взаимностью не смог бы даже такой старый еврей, как я!»
И все вздохнули с облегчением, и трамвай покатил дальше…
А объявления — одесские объявления! Таблички, дощечки, записки…
На дверях одной аптеки я видела целых два. Одно казенное: «Аптека временно закрыта», другое рукописное, пониже: «Фима, заходи!»
А на дверях круглосуточной аптеки висел листок с написанным от руки: «Слышу! Уже иду!»…
В те дни я просто гуляла и гуляла по Одессе, заглядывая в какие-то лавки, посматривая в открытые окна, забредая во дворы… С одного балкона свешивался по грудь старик в тельняшке, видно, из бывших моряков. — «Хаю-ду-ю-ду, вашу мать! — орал он на ссорящихся во дворе соседок. — Гуд морнинг, бляди!»
И вот так, гуляя, из дверей одной раскрытой настежь лавочки я услышала: — Дама, зайдите! Такого вы еще не видали! Я, конечно, вошла, и едва взглянула, поняла: да, такого я не видала. Это была величавая женщина с лицом императрицы, невероятных габаритов. Третий подбородок плавно переходил у нее в грудь, грудь — в живот, живот — в колени. И все это расстилалось вокруг и занимало всю небольшую комнатку. А на прилавке перед ней были разложены женские рейтузы невероятных расцветок, какие в народе называются «сотчные». Увидев меня, она схватила огромные фиолетовые трико, развернула баяном на своем могучем бюсте и страстно проговорила: — Теплые штаны для вашей мами! Я поняла, что не могу отсюда уйти без добычи. — Скажите… — спросила я, замирая от блаженства… — а моего размера у вас что-нибудь?.. Она смерила меня оценивающим взглядом и отрезала: — Дама! Шо вы с себя строите? — Понимаете… — проговорила я. — Вот если б на этой майке были цветы… — Да-а-ама! — пропела она презрительно. — Вам нужны цветы?! Так по-са-ди-те их!
Именно в Одессе я увидела настоящую дощатую будку часового мастера, каких нигде уже не осталось. Накануне я сдуру купила часы, легкомысленно забыв наставления Великого Комбинатора, что вся контрабанда в Одессе делается на Малой Арнаутской. Само собой, на вторые сутки часики мирно усопли. Так что, можно представить, с какой надеждой я кинулась к будке часовщика. В ней сидел маленький лысый старичок, с насаженным на глаз картонным стаканом-линзой. Мой дед был точно таким часовщиком в Харькове, поэтому я чуть не прослезилась.
— Боже мой! — воскликнула я. — Только в Одессе остались такие часовые будочки.
Он поднял лысину, переставил стаканчик на лоб и внимательно на меня посмотрел. — Мадам… — грустно проговорил он. — От Одессы осталась одна интонация… А взглянув на мои новоприобретенные часы, вздохнул и сказал: — Вам нужен трамвай. — Какой номер? — встрепенулась я, думая, что он направляет меня в какой-нибудь Дом быта поблизости… — А это вам без разницы, — ответил он без улыбки. — Дождитесь трамвая и положите этот хлам на рельсы… Для развлечения.
Вообще, в этот, да и в следующие мои приезды со мной в Одессе происходили разные забавные и трогательные случаи и встречи, о которых когда-нибудь расскажу.
Но самым страшным впечатлением был мой собственный вечер в Израильском культурном центре. Ну, думала я, Oдесская публика должна быть самой чуткой к юмору… Выступаю я легко, артистично, рассказываю много смешного и, в общем, не утомляю публику своей прозой. Наградой мне обычно бывает неумолкающий смех аудитории. Но тут… Внимательно и строго глядя на меня, одесситы молча выслушивали всю мою ударную программу. Прошли полчаса… Я поняла, что это — провал… Никогда в жизни мне не было так страшно и так одиноко на сцене… Благодаря своему опыту «вечной выступальщицы», я дотянула вечер до конца, в полуобмороке промямлила какие-то завершающие cлова… И тогда из заднего ряда поднялся здоровенный пожилой дядька с лицом персонажа из бабелевского рассказа и авторитетным тоном вежливо сказал: Спасибо! Вы всех нас удовлетворили!
Если в мире всё бессмысленно, — сказала Алиса, — что мешает выдумать какой-нибудь смысл?

User avatar
Manya
Ветеран мега-форума
Posts: 9424
Joined: 14 Oct 2003, 22:44

Re: Одесситы, вам

Postby Manya » 05 Jul 2014, 00:03

Извините, товарищ, я вижу, вы одессит...

- Жора, вчера я видел, что у дома, где живет ваша теща, стоял катафалк. Вас что, можно поздравить?
- Ой, о чем вы! В этом доме триста квартир, это такая лотерея!..
---------------------------------------------------------------------------
- Вы мне будете рассказывать о родственниках! Вот ко мне в прошлый четверг приехал мой любимый дядя Изя из Могилева, который в свои 96 лет ни разу не был в Одессе. Скажу вам честно, что когда он приехал, я понял, что я любил его именно за это. И только мы выехали на дачу, как он спрашивает: "Фимочка, скажи мне, это море?" Я говорю: "Да". - "А что здесь было до революции?.."
----------------------------------------------------------------------------
- Бедный Ромочка, он больше никогда мне оттуда не напишет, не позвонит!..
- А что, с ним что-то случилось?
- Что вы, Господь с вами, просто я завтра улетаю к нему...
----------------------------------------------------------------------------
- Извините, товарищ, я вижу, вы одессит. Скажите, где я могу снять дачу у самого моря, только недалеко, чтоб я мог ходить на пляж в одних плавках?
- Боюсь, что если вы снимете дачу у самого моря, вам придется ходить в одних плавках не только на пляж...
----------------------------------------------------------------------------
- Миша, этот крем, который ваша жена все время покупает в аптеке - это что, средство для лица?
- Нет, это средство от беременности.
- Да?
- Да, потому что когда она вечером мажет им лицо, к ней потом просто страшно подойти!
----------------------------------------------------------------------------
- Розочка, вы не можете посоветовать мне какую-нибудь хорошую химчистку?
- Какую: корейскую или русскую?
- А какая разница?
- Разница? Корейцы вам почистят все, а русские - только карманы!
----------------------------------------------------------------------------
- Игорь, у меня есть гениальный план: давайте вместе откроем ювелирный магазин где-нибудь на Пятой авеню.
- Нет, давайте лучше так: вы будете открывать, а я постою на шухере...
----------------------------------------------------------------------------
- Скажите, Люсенька, если муж некрасивый, можно ли надеяться, что будут красивые дети?
- Конечно, можно, если надеяться не только на мужа!..
----------------------------------------------------------------------------
- Вы знаете, Миша, я до сих пор жалею, что не поехал в Канаду...
- Ой, перестаньте, что бы вы в этой Канаде делали!
- То же, что и в Америке.
- А что вы в Америке делаете?
- Слава Богу, пока ничего...
----------------------------------------------------------------------------
- Не понимаю, к чему эти нападки? Лично я в последнее время отношусь к нашему ОВИРу с большим уважением.
- Неужели?

- Представьте себе! Пошел я на прошлой неделе на прием к начальнику этого учреждения, так он мне cказал, что он раньше умрет, чем я отсюда уеду. И что вы думаете? Не прошло и двух дней, как он сдержал свое слово!..
----------------------------------------------------------------------------
- Боря, что у вас происходит? Ваша теща уже третий раз за этот месяц отравилась грибами!
- Ой, это все ее проклятый склероз: она готовит для меня, а потом забывает и сама пробует!..
----------------------------------------------------------------------------
- Скажите, Розочка, откуда у вас такое роскошное бриллиантовое колье?
- Откуда я знаю! Мой Нюма молчит об этом под следствием уже три года!
----------------------------------------------------------------------------
- Зяма, я слышал, вы делаете себе зубы. Так сколько вам стоил ваш шикарный мост?
- Ой, что вам сказать - Бруклинский мне бы обошелся дешевле!
----------------------------------------------------------------------------
- Сонечка, скажите мне, что это у Риты сегодня с грудью: она что, вставила себе силикон?
- Да нет, это она просто сделала подтяжки на шее.
----------------------------------------------------------------------------
- Вы слышали, что случилось? Говорят, что Иван Абрамович вчера в Атлантик-Сити проиграл в рулетку все свои сбережения!
- Ой, что вы мне рассказываете! Во-первых, не в Атлантик-Сити, а на Бордвоке, во-вторых, не в рулетку, а в домино, а в-третьих, не сбережения, а фудстэмпы!
----------------------------------------------------------------------------
- Яша, вы не знаете, зачем Люсин Витя купил себе собаку?
- Ну, наверное, для того, чтобы он мог дома хоть кому-то сказать: "Закрой рот и не гавкай!"
----------------------------------------------------------------------------
- Что я слышу, Лазарь? Говорят, вы играете в метро на флейте?
- Пришлось научиться, Фима: с роялем очень трудно быстро переходить из вагона в вагон..
---------------------------------------------------------------------------
- Вы знаете, у нас такие неприятности: Боря купил себе гоночный автомобиль последней модели...
- Так в чем же неприятности?
- Понимаете, он так быстро набирает с места, что Боря еще ни разу не успел в него сесть!..
----------------------------------------------------------------------------
- Вы слышали, говорят, что те, кто активно занимается сексом, живут намного дольше...
- А что я вам говорила! Эта проститутка Любка еще нас с вами переживет!..
---------------------------------------------------------------------------
- Вы слышали, в Нью-Йорк приехал молдавский цирк лилипутов...
- Та не, это просто к Фиме привезли на лето его внуков из Кишинева!..
---------------------------------------------------------------------------
- Скажите, Розочка, кто этот молодой симпатичный пуэрториканец, который вчера ночью спускался из вашего окна по пожарной лестнице?
- Вот-вот, и полиция меня тоже об этом спрашивала...
---------------------------------------------------------------------------
- Наум Моисеевич, вы уже решили, как вы будете встречать 2000 год?
- Ну, если Бог даст, соберу всех своих родственников...
- А если Бог не даст?
- Если Бог не даст, то они соберутся вокруг меня...
----------------------------------------------------------------------------
На одном из этажей одного дома на Брайтоне останавливается лифт.
- Боря, вы down?
- Сама идиотка!
Если в мире всё бессмысленно, — сказала Алиса, — что мешает выдумать какой-нибудь смысл?

User avatar
Manya
Ветеран мега-форума
Posts: 9424
Joined: 14 Oct 2003, 22:44

Re: Одесситы, вам

Postby Manya » 19 Jul 2016, 06:21

Это прекрасно и это моя Одесса.

Одесса без покушать – не Одесса

Томное одесское лето, такое лето, которое может быть только в Одессе. Окна нараспашку с ночи, потому что ночи такие же, как лето — томные, со звуками цикад и запахом акации, разбавленным запахами одесской кухни.

Одесская кухня начинает свой нелегкий труд в шесть утра и заканчивает за полночь.

На этой кухне решаются мировые и местные проблемы.

Обсуждается всё — от того, как сыграл «Черноморец», до Суэцкого кризиса, и что брать с собой ТУДА, и что пропустят, и что это таки будет стоить.

Как пахнет одесская кухня, так это, скажу я вам, — отдельная тема. О, эти запахи юга, неповторимые и такие родные. Где еще так будет пахнуть семечковое масло, как в Одессе. Если вы скажете, что это подсолнечное масло, то вы не из Одессы.

Как пахнут синенькие, запеченные на чугунной сковородке, и лук, пожаренный на настоящем гусином сале, заготовленном на зиму.

Боже, какие шкварки мажутся на этот кусок ржаного хлеба, и кто тогда знал за магазинную колбасу.

А тазик с салатом из помидоров, огурцов и всего того, чем богат Привоз, заправленный тем самым маслом.

Молодая картошечка, политая им же и просыпанная свежим укропчиком, а к ней — свежие котлетки из парной телятинки, потому как холодильники были редкостью, что удивительно, и все закупалось на Привозе или на Новом базаре ежедневно. И потому было наисвежайшее.

А штрудель, приготовленный из ничего, а это ничто было — из грецкого ореха, сушеного абрикоса, сливы и теста, замешанного на молоке и масле.

Эту песню можно продолжать бесконечно, но и тогда она не будет завершенной, потому как Одесса без покушать — не Одесса.

Роза Аркадьевна, крашеная блондинка неопределенных лет в сотню с гаком кило веса, в десять вечера жарит на примусе котлеты.

— Розочка, — спрашивает моя бабушка, — а что вы так поздно жарите?

— Екатерина Абрамовна, а вдруг завтра война, и я — голодная?

А как говорят на этой кухне! А что за язык у этих хозяек, чтоб они были здоровы!

С балкона второго этажа дома напротив тетя Аделя кричит моей бабушке:

— Катя, шо ты там ложишь до синеньких, шо мой Ленчик уже третий день не ест дома?

— Ой, Аделя, я тебя умоляю, ты же знаешь эту Цилю Островскую, что с угол Торговой и Канатной, ну — ту, от которой хромой Лейзер сразу после войны ушел к Мане Волобуевой, которая стоит у кино и торгует газировкой.

— Ну?

— Ну, так вот она сказала, штоб синенькие имели густой вкус, так их надо чуть полить уксусом.

— Хто?

— Тю, так Маня же и сказала.

— Шоб она подавилась, твоя Маня!

— Аделя, а что имеешь к Мане?

— Я?

— Нет, я.

— У меня таки уксус закончился, а Ленчик скоро придет, и шо я ему скажу? Шо у тети Кати синенькие вкуснее, чем у родной матери, по причине уксуса?

— Аделя, я тебе уксус налью, но ты помнишь, что ты еще не отдала мне два кило сахара, а Яше не вернула десять рублей за ту пару кур, что он взял для тебя в субботу на базаре.

— Катерина Абрамовна, вы еще вспомните, шо мой Наумчик, царствие ему небесное, кушал у вас компот в 39-м и чуть не подавился, или так не было?

— Аделя Израилевна, позволю себе заметить, что вы подлый человек и настоящая хайка, чтоб у вас рот замолчал.

Всё, ссора навеки, и война объявлена по всем правилам дипломатического этикета. Воюющие стороны разошлись в стороны для начала военных действий. С балкона начинает работать тяжелая артиллерия.

— Люди, посмотрите на это нахальство!

— Мине имеют вспомнить за пару паршивых курей, которые сдохли до того, как их взял в руки этот резник — Сюля.

— Это мине вспоминают за сахар, когда у прошлом годе ее муж две недели просидел у моего телевизора за так, и я ему не мешала поесть, когда эта подлюка, его жена, уехала в Хмельник на свой родон.

Первый этаж не остается в долгу, и минометный обстрел пытается подавить огонь противника.

— Что, чтоб мой Яшенька — и хавал то, что твои поганые руки готовили, да он лучше подавится, но не будет есть с твоих рук.

— И вообще, я ему заготовила так, что можно было год, не то что две недели прокормить всю мишпуху.

Война бы продолжалась еще долго, но на горизонте появляется тетя Фаня, которую не любил весь переулок за то, что после войны ей досталась самая лучшая комната в коммуналке всего с тремя соседями.

Ко всему еще тетя Фаня была туга на ухо, чрезвычайно скупа, сварлива не в меру, и ее муж, старый Зисер, вернулся с войны инвалидом, что позволило ему добиться единственной на весь переулок инвалидной мотоколяски, которой не завидовал только слепой, да и ко всему ее квартира через коридор примыкала к нашей.

— Катя, — совершенно миролюбиво обращается тетя Аделя к моей бабушке.

— Что, Аделя?

— Катя, ты шо не видишь, кто это там идет?

— Или! — восклицает моя бабушка.

За войну все забыли, потому как приближается общий враг.

— Фаня Моисеевна! — обращается бабушка к идущей соседке. Та делает вид, что ее не слышит, потому что знает, что ничего хорошего от беседы не выйдет.

— Фаня! — уже на повышенных тонах звенит голос бабы Кати.

— Ну! — это тетя Фаня пытается противостоять возможной атаке.

— Что — ну? Вы не на Привозе, где биндюжники с подводами, и я имею спросить, когда вы будете выносить ваше смиття, а не сувать весь ваш дрек в мое ведро?

— Катерина Абрамовна, мне на вас стыдно смотреть за ваше хамство. Чтоб мой геройский муж так был здоров, как мне надо кидать свое смиття до вашего мусора.

— Вы что, хотите сказать, что я это выдумала? Аделя, ты слышала за эту подлую ложь? Это такое хамство, такая нахальства, что я вас умоляю.

Тетя Аделя поддерживает родственницу, с которой пять минут тому назад готова была воевать не на жизнь, а на смерть:

— Катя, шо ты с нее хочешь, она же ущербная, ее Зисер за ней устал жить, шо удивительно.

Тетя Фаня все же прорывается сквозь строй шпицрутенов и скрывается в коридоре, ведущем в ее хоромы, а родственницы продолжают смачно обсуждать торжество справедливости.

— Ой, Аделечка, — вдруг спохватывается баба Катя, — мой Янкель скоро с работы, а у мене еще примус не запален. Сейчас Алик тебе уксусу занесет.

Войны как не бывало, потому что был найден общий враг и ему был нанесен полный разгром.

Это все Одесса пятидесятых-шестидесятых годов…

А одесский Привоз, так это вообще тема для целой повести, которая ждет своего Бабеля или Жванецкого.

— Женщина, чем вы кормите ваших кур?


— А шо?


— Хотела бы тоже так похудеть.

— Дамочка, что вы щупаете этот огурец? Идите домой и щупайте своего мужа, а огурец надо есть, а не щупать.

— Женщина, почем ваши бычки?


— Вы имеете спросить или вы имеете купить?


— Я таки прицениваюсь.


— А вы купляйте и потом будете прицениваться.


— А шо вы мене указываете, как мне жить?


— Ой, я ей уже слова не могу сказать, чтобы она хай не подняла.

— Сколько стоит эта лошадь?

— Но это курица, мадам.

— Я смотрю на цену.

— Пшенка, пшенка, горячая пшенка! — несется с угла. Так у нас называют вареную кукурузу.


— Мадам, ваша пшенка свежая?


— Или!


— Так еще урожая не было.


— А вам пшенка нужна или урожай? Женщина, не задерживайте народ из очереди.


— Где вы видите очередь ?


— Скоро будет, если вы будете мне голову за урожай морочить.

А поездка на знаменитый курорт Куяльник, где на лимане мы с ног до головы обмазывались грязью, засыхавшей черной коркой на жарком южном солнце, а потом шли смывать ее в одесский аналог Мертвого моря, за которое тогда никто не слышал.

Туда ходили автобусы Львовского автозавода ЛАЗ, с двигателем, расположенным сзади, и с узенькими дверцами-гармошками, отрывающимися наполовину.

Автобус в Одессе берут штурмом, даже если народу немного, но на Куяльник автобус всегда был набит битком. Водитель трамбовал народ, периодически тормозя, и таким образом освобождал места для следующей остановки.

И вот в таком автобусе с заднего сидения раздается истошный женский вопль.

— Мужчина, шо вы на меня легли?


Автобус замер в предвкушении интриги.


— Шоб я на вас лег? Так шоб вы мене доплатили, так я б на вас не лег.

Потом еще минут десять весь автобус трясло от хохота, и водитель не мог ехать.

А какие кассиры ездили в тех автобусах! Их почему-то называли кондукторами, хотя это совершенно другая специальность. Обычно это были дородные дамы бальзаковского возраста, с подвешенной на безразмерном животе сумкой и рядом рулончиков с билетами на разные тарифы, расположенными на бюсте, потому как назвать грудью эти вершины будет неправильно.

— Проходим, граждане, приготавливаем мелочь, передаем с передней двери, пока всех не обилечу, автобус будет стоять как вкопанный, чтоб он был здоров.

— Мужчина, что вы мне суете? Где вы это взяли? Я понимаю, что это пятьдесят рублей, но если вы такой богатый, то ловите такси, а не лохов в автобусе.

— Посмотрите на его. У меня дневная выручка меньше, чем он протягивает, так я шо, должна из своих докладывать, чтобы ему разменять?

— Хухем, он думает, что я его повезу за так. Семен, останови, и пусть он идет и меняет, а мы поедем потихоньку.

— Эй ты, шлимазл, не отворачивайся и дай тете денег, я тебя запомнила, шо ты не любишь расставаться с деньгами, а я не люблю возить задаром.

— Мужчина, шо вы стоите, как памятник Дюку, проходите не задерживаясь.

— Я не могу.

— Люди, посмотрите на него. Он не может, как будто это и так не видно — странно было бы, если бы он смог.

— Не стой, придурок, и не смотри на меня так — автобус не тронется, пока ты не сдвинешься с открытой двери.

— Женщина с чемоданом, вы его себе на голову поставьте, а не в проходе — людям некуда стоять.

Тщедушный мужичок спрашивает ее, куда автобус едет и какой это номер.

— Тю, а может, он не туда?


— Так куда?


— А куда вам надо?


— Мне на дачу Ковалевского.


— Я знаю? Поговорите с шофером. Он приличный человек, и может, он вам поможет.


— Чо, неужели довезет?


— Щас, идиот! Он может остановиться, шобы ты успел выйти, потому что автобус в другую сторону.

Где она, моя Одесса, город моего детства и юности? Где этот неповторимый одесский говор, с его неподражаемым юмором, с его такой необъяснимой харизмой и колоритом? Той Одессы уже нет и не будет. Одессу, о которой было сложено так много песен, уже не вернуть. Она растворилась на безбрежных просторах Москвы, Израиля, США и других привлекательных мест. Эмиграция 70-90-х унесла большую часть тех, кто внес такую огромную лепту в то, что Одесса стала такой, какой я ее запомнил. Нет, я не говорю за греков, русских, татар, украинцев и многих других славных народов, живших бок о бок и не разделявших друг друга по крови, что они не были причастны к тому, что из себя представляла та Одесса.

Или!

Как принято у нас говорить, но я так думаю, что наша доля не самая малая. Как пел мой знаменитый земляк Лазарь Вайсбейн, со слезами на глазах.

Есть город, который я вижу во сне...

Я его вижу во сне очень часто.


Александр Литевский
Если в мире всё бессмысленно, — сказала Алиса, — что мешает выдумать какой-нибудь смысл?

User avatar
Manya
Ветеран мега-форума
Posts: 9424
Joined: 14 Oct 2003, 22:44

Re: Одесситы, вам

Postby Manya » 02 Sep 2016, 00:34

Image
Если в мире всё бессмысленно, — сказала Алиса, — что мешает выдумать какой-нибудь смысл?


Return to “Развлечения и отдых, Флора и фауна”




  Who is online

Users browsing this forum: No registered users and 1 guest