Из недавней истории + еврейские / израильские персоналии

Ссылки на полезные сайты ; фaкты vs мифoв

Moderator: igorp

igorp
В реале Игорь Пекер
Posts: 17123
Joined: 22 Nov 2001, 02:00
Location: Ришон, Израиль
Contact:

Postby igorp » 02 Jan 2008, 00:17

[url=http://cursorinfo.co.il/mobile/article.php?id=71180]Безвестный подполковник Петров спас человечество от неминуемой гибели
Тони Реннел, Daily Mail, 30.12.2007[/url]
Станислав Петров, подполковник одного из подразделений военной разведки советских спецслужб, неохотно уселся в командирское кресло подземного бункера системы дальнего обнаружения, находившейся к югу от Москвы.

У него был выходной, но заболел его напарник, и Петрова в последний момент вызвали на службу.

Перед ним светились экраны со снимками подземных ракетных шахт, разбросанных по прериям американского Среднего Запада. Снимки эти передавались со спутников-разведчиков, летавших высоко над Землей.

Петров и его подчиненные смотрели и слушали, стараясь отметить любой признак движения, любое необычное явление, говорящее о том, что Соединенные Штаты Америки осуществляют ядерное нападение.

Это был пик "холодной войны" между СССР и США. Стороны располагали мощными арсеналами для нанесения удара - сотнями ракет и тысячами боеголовок в ядерном снаряжении, способными стереть противника с лица земли.

Это была игра нервов, игра блефа и встречного блефа. Кто ударит первым? Будет ли у другой стороны шанс нанести ответный удар?

Время подлета межконтинентальной баллистической ракеты с территории США к СССР и в обратном направлении составляет примерно 12 минут. Если бы "холодная война" переросла в "горячую", значение для сохранения жизни имела бы каждая секунда.

Все зависело от мгновенных решений. Но пока Петров думал о том, как прожить еще одну скучную ночь, когда абсолютно ничего не происходит.

Все произошло внезапно. Вспыхнула световая сигнализация, засверкали яркие красные буквы на белом фоне - "ПУСК, ПУСК". Оглушительно заревела сирена. Компьютер показывал Петрову, что Соединенные Штаты только что развязали войну.

Он побледнел. По спине побежал холодный пот. Однако офицер действовал хладнокровно. Компьютер обнаружил пуски ракет, но мутноватые экраны не показывали никакой опасности. Не было характерных вспышек и шлейфов огня от ракет, вылетающих из шахт в небо. Может быть, это сбой компьютера, а не ядерный Армагеддон?

Вместо того, чтобы объявлять тревогу, в результате которой советские ракеты в считанные минуты были бы готовы к нанесению ответного удара, Петров решил ждать.

Вновь вспыхнула предупредительная световая сигнализация - видимо, в воздух поднялась вторая ракета. Затем третья. Теперь компьютер буквально кричал: "Ракетный удар неизбежен!"

Но это была какая-то бессмыслица. Компьютер вроде бы обнаружил три, затем четыре, теперь уже пять ракет, но это количество все равно было несообразно маленьким. Согласно базовым положениям доктрины "холодной войны", если одна из сторон наносит упреждающий ракетно-ядерный удар, то это должен быть массовый пуск ракет сокрушительной мощи, а не такая тонкая струйка.

Петров рассуждал здраво. Это должно быть ошибкой.

А что, если нет? Что, если прямо у него на глазах происходит та страшная катастрофа, которой боялся мир с того самого момента, когда в 1945 году на Японию упали первые ядерные бомбы - а он ничего не предпринимает?

Ждать оставалось недолго, скоро он все узнает. Следующие десять минут Петров провел в холодной испарине, считая время подлета ракет до Москвы. Но не было ни яркой вспышки, ни взрыва в 150 раз мощнее Хиросимы. Вместо этого замолкла сирена и погасло предупредительное табло.

Тревога 26 сентября 1983 года оказалась ложной. Позднее выяснили, что датчики спутника приняли за летящие ракеты обыкновенные облака на большой высоте.

Мир был спасен благодаря хладнокровию Петрова.

Но благодарностей он не получил. Его освободили от должности, вывели за штат, а затем тихо отправили на пенсию. Пережитое им той ночью стало большим конфузом для Советского Союза.

Возможно, Петров и предотвратил всеобщую ядерную войну, но он при этом раскрыл недостатки хваленого московского щита раннего предупреждения.

Вместо того, чтобы почувствовать облегчение, его высокие начальники из Кремля страшно испугались. У них возникло состояние паранойи, они боялись, что Рональд Рейган готовит в Вашингтоне первый ракетно-ядерный удар, который сотрет их с лица земли.

На дворе стоял 1983 год. И как ярко показано в документальном фильме, который пойдет в предстоящие выходные на четвертом канале, следующие полтора месяца стали самым опасным периодом времени, который переживал мир за свою историю.

То, что США и Советский Союз оказались в 1962 году на грани мировой войны, когда Джон Кеннеди и Никита Хрущев вступили в жесткий конфликт из-за ракет на Кубе, хорошо всем известно. Те события происходили открыто, на глазах общественности. Но кризис 1983 года разворачивался за закрытыми дверями, в мире шпионов и тайн.

Четверть века спустя грубоватые и постаревшие ветераны советской секретной службы КГБ, а также их более приглаженные коллеги из ЦРУ вышли из тени и рассказали все о том, что тогда произошло. История пугающая. Каждый со своей стороны, они осознавали всю серьезность ситуации.

"Мы были готовы к третьей мировой войне, - рассказывал капитан Виктор Ткаченко, командовавший в то время советской ракетной базой, - если бы США ее развязали".

Роберт Гейтс (Robert Gates), который в то время был заместителем директора ЦРУ по разведке, позже возглавлял это управление, а сегодня является министром обороны в правительстве Джорджа Буша, вспоминает: "Мы могли быть на грани войны, не зная об этом".

В том далеком уже 1983 году мир жил как обычно, не ведая о той катастрофе, перед которой он стоит.

Маргарет Тэтчер второй раз стала премьер-министром, а ее потенциальный преемник Сесил Паркинсон (Cecil Parkinson) был вынужден подать в отставку со своего поста, признав, что растит сына от своей секретарши, с которой состоит в любовной связи. Два молодых смутьяна-социалиста, Тони Блэр и Гордон Браун, впервые становятся членами парламента.

Полиция считает тела жертв серийного убийцы Дэнниса Нильсена (Dennis Nilsen) в его лондонской квартире, а банда из шести человек выносит со склада компании Brinks Mat золота на 25 миллионов фунтов стерлингов. Находят "дневник Гитлера", который оказывается фальшивкой.

Английские футболисты не проходят в финал чемпионата Европы.

Все поют песню Стинга "Every Breath You Take", в которой есть такие слова: "Я слежу за каждым твоим вздохом, за каждым твоим шагом". Совершенно невольно Стинг очень точно подметил то, чем занимались на международной арене русские и американцы.

У обеих сторон появляются новые, более мощные и более эффективные орудия уничтожения. Советы ставят на боевое дежурство свои ракеты СС-20 на подвижных пусковых установках, которые легко спрятать и почти невозможно обнаружить.

Тем временем американцы начинают размещать свои баллистические ракеты "Першинг-2" в Западной Европе, готовя прямой отпор потенциальному вторжению армий Варшавского договора (именно так называли альянс Советского Союза и его сателлитов за "железным занавесом").

Они также развертывают крылатые ракеты, которые, пролетая низко над землей, должны проходить незамеченными сквозь радиолокационные преграды.

Рейган, пришедший в Белый Дом на смену Джимми Картеру, повышает ставки в этой опасной игре, произнося свою провокационную речь, в которой называет Советский Союз "империей зла".

Его враждебность смущает нового советского лидера Юрия Андропова, бескомпромиссного коммуниста и бывшего руководителя КГБ, чей по понятным причинам подозрительный характер еще больше портится от серьезной болезни. Почти на всем протяжении кризиса он находился на больничной койке, прикованный к аппарату искусственной почки.

Его убежденность в том, что Рейган что-то задумывает, была подкреплена заявлением президента о начале проекта "звездных войн". Эта система стоимостью несколько триллионов долларов должна была защитить США от вражеских межконтинентальных баллистических ракет, сбивая их еще в космосе, пока они не вошли на конечном участке траектории в атмосферу.

Рейган считал это чисто оборонительной мерой, но русским данная программа по своему замыслу казалась агрессивной. Они полагали, что такая система может уничтожить их ядерные средства одно за другим, оставив СССР беззащитным.

Еще больше убедившись в злонамеренных кознях Вашингтона, Андропов начал операцию "Райан", в рамках которой разбросанные по всему миру агенты КГБ получили указания направлять в центр любую информацию, свидетельствующую о подготовке ядерного нападения США на СССР.

Работавший под дипломатической "крышей" в советском посольстве в Лондоне офицер КГБ Олег Гордиевский получил приказ отслеживать признаки того, что британцы втайне создают запасы продовольствия, топлива и плазмы крови.

В штаб-квартире КГБ на Лубянке каждую мельчайшую деталь заносили в журнал, заполняя его словами до тех пор, пока не накопилась целая гора "свидетельств". Но, как отмечал один американский обозреватель, проблема состояла в том, что КГБ, который мастерски умел добывать информацию, был бессилен в ее анализе.

В реальности же, составленное им досье было просто крайне хитроумным и нечестным ходом, а собранная "информация" была опасно закрытой. Это досье еще раз показало безрассудность и рискованность подгонки фактов в военных вопросах под уже сложившиеся предвзятые представления.

Напряженность между Востоком и Западом усилилась, когда в советское воздушное пространство над Беринговым морем без разрешения залетел самолет, проигнорировавший все радиосигналы и предупреждения. По тревоге в небо были подняты перехватчики Су-14, которые сбили его, поскольку командование полагало, что это американский самолет-шпион.

Но оказалось, что это гражданский самолет корейских авиалиний рейса KA-007, который сбился с курса на пути с Аляски в Сеул.

Погибли все 269 пассажиров и членов экипажа. Рейган вновь обвинил "империю зла", и Москва опять услышала в его словах барабанную дробь войны.

А затем начались события, едва не приведшие к катастрофе. 2 ноября 1983 года североатлантический альянс западных стран во главе с США начал плановые десятидневные учения под кодовым названием "Operation Able Archer" (операция "Умелый лучник") по проверке своих военных систем связи на случай войны.

Сценарий учений включал в себя советское вторжение с применением обычных вооружений, остановить которое Запад был не в состоянии.

Решающий момент должен был наступить с имитацией пуска ядерных ракет. Командные пункты и ракетные базы находились в полной готовности, однако, как неоднократно сообщалось советскому руководству, никакое настоящее оружие не использовалось.

В каждом послании советскому руководству огромными буквами сообщалось о том, что это "ТОЛЬКО УЧЕНИЯ". Но оно, опасаясь мнимого безрассудства Рейгана, предпочитало не верить этим сообщениям. Находившийся на больничной койке Андропов и его кремлевские советники были охвачены не только новым приступом паранойи, но и застарелыми страхами.

Это было поколение Второй мировой войны, навсегда запомнившее, как Гитлер обманул Сталина и начал в 1940 году под предлогом проведения учений кровавую операцию "Барбаросса" (он проводил ее в 1941 году - прим. перев.) против Советского Союза.

В ходе этой войны погибло 25 миллионов советских граждан, и советская страна едва не рухнула. Позволить истории повториться было бы непростительно.

И вот теперь Кремль в ужасе смотрел и слушал, как Запад проводил свои учения. Гордиевский и прочие офицеры резидентур КГБ во всех странах мира получили срочные телеграммы-"молнии" с требованием представить свидетельства того, что данные учения являются прикрытием для нанесения настоящего упреждающего ядерного удара.

Но Вашингтон совершенно не осознавал, какой мощный эффект "Умелый лучник" произвел на советское руководство. На самом деле, Рейган не готовился к войне, а делал все наоборот.

В своей президентской резиденции Кэмп-Дэвид, что в штате Мэриленд, он совсем недавно посмотрел телевизионную версию фантастического фильма "На следующий день", который повествует о последствиях ядерной войны.

На бывшего голливудского ковбоя этот фильм произвел больше впечатления, чем все военные брифинги и доклады. Фильм предсказывал гибель 150 миллионов людей. Рейган написал в своем дневнике: "Он произвел на меня сильное гнетущее впечатление. Мы должны сделать все возможное, чтобы ядерная война не произошла никогда".

Старый боевой конь менял курс, и вскоре он начал попытки завязывания дружеских отношений с Москвой, что привело к его первому визиту в Советский Союз, к налаживанию двусторонних отношений и к ослаблению напряженности между Востоком и Западом.

Но Рейган едва не упустил свой шанс. Когда учения достигли своего пика, наивысшей точки достигла и кремлевская паранойя. Во время учений западные силы едва не произвели теоретический залп из 350 ядерных ракет.

Военные Советского Союза привели ядерные силы в состояние наивысшей боевой готовности, когда оставалось только нажать на кнопку, чтобы начать массированный ответный удар.

Пилоты советских ядерных бомбардировщиков сидели в кабинах своих самолетов, двигатели которых работали на холостых оборотах, в ожидании команды на взлет. Три сотни межконтинентальных баллистических ракет были готовы к пуску, а 75 мобильных установок СС-20 спешно двинулись на свои тайные позиции.

Корабли советского военно-морского флота спрятались в укрытиях, став на якоря у скал Балтики, а ядерные подводные лодки со своими арсеналами ракет курсировали подо льдами Атлантики и готовились к ракетным пускам.

Ситуацию спасли два шпиона, по одному с каждой стороны. Человек КГБ в Лондоне Гордиевский на самом деле был двойным агентом, работавшим на британскую разведку. Он предупредил МИ-5 и ЦРУ, что учения "Умелый лучник" вызвали опасные настроения у советского руководства.

Запад впервые начал понимать, в какой панике Советы следят за его учениями, и американцы мгновенно отреагировали, снизив накал страстей. Рейган тогда совершил показательный зарубежный визит, дав Советам сигнал о том, что у него сейчас есть и более важные дела.

Тем временем восточногерманский шпион "Топаз" (его настоящее имя Райнер Рупп (Rainer Rupp)), который глубоко проник в натовскую иерархию самого высокого уровня и имел доступ к многим секретам альянса, получил от Москвы срочную просьбу подтвердить факт того, что Запад затевает войну.

Глубоко внедрившийся Топаз мог узнать все наверняка. Ему нужно было лишь набрать нужный номер телефона, чтобы подтвердить опасения своих хозяев. Но звонить он не стал. Его ответное послание гласило, что НАТО ничего подобного не планирует.

Москва сделала шаг назад от того края пропасти, на который она попала из-за своего воспаленного воображения. Учения подошли тем временем к концу, имитация закончилась, и участники разъехались. Это было 11 ноября - День памяти всех погибших на войне.

Лишь позднее Запад осознал, как близко мир подошел к апокалипсису. Рейган и его советники были потрясены, и начались более активные усилия по поиску путей окончания гонки вооружений против Советского Союза.

То, что едва не произошло в 1983-м, давно известно историкам "холодной войны". Но новый документальный фильм познакомит с теми событиями более широкую аудиторию.

Сегодня у Запада с посткоммунистической Россией и ее агрессивным лидером Владимиром Путиным напряженные отношения. Бомбардировщики и самолеты-разведчики подлетают опасно близко к воздушному пространству стран-соперниц, проверяя их нервы, как это было в начале 80-х. В любой момент может произойти недоразумение.

Те события 24-летней давности напоминают нам о том, что несмотря на всю озабоченность проблемами глобального потепления, самая главная угроза человечеству - это по-прежнему его огромные ядерные арсеналы.

Еще одно событие этого года прошло незамеченным, но в условиях роста обеспокоенности по поводу распространения ядерного оружия сотрудники журнала Bulletin of Atomic Scientists перевели свои часы Судного дня вперед, поставив их на пять минут до полуночи. Теперь стрелки этих часов ближе к ядерной катастрофе чем когда бы то ни было, начиная с ложной тревоги 1983 года.
Так и остается загадкой, как удaлoсь М.Карпову сoврaть в 3.3 рaзa бoльше чем Бaрaк...
Помогите Марку с ответом.

Kassandr
Ветеран мега-форума
Posts: 3466
Joined: 07 Jul 2006, 04:59
Location: далековато

Postby Kassandr » 02 Jan 2008, 15:41

Безграмотная чушь.
Вспомните тот самый чемоданчик и двух морячков, которые неотрывно находятся при Путине. Сегодня только он может что-то предпринять.

igorp
В реале Игорь Пекер
Posts: 17123
Joined: 22 Nov 2001, 02:00
Location: Ришон, Израиль
Contact:

Postby igorp » 03 Jan 2008, 23:33

via commentator

[url=http://www.mn.ru/print/issue/2004-15-42]Тот, который не нажал
Юрий Васильев (2004-04-23)[/url]
Двадцать с лишним лет назад Станислав Петров спас мир от термоядерной войны. Россия до сих пор предпочитает не замечать его подвиг
Он должен был нажать на кнопку. Потому что все указывало на ракетное нападение, совершенное Штатами на СССР.

Он должен был нажать. Ведь инструкцию, предписывающую действовать так, и никак иначе, он, подполковник Станислав Петров, написал сам.

Он был должен. И не нажал.

СУДНАЯ НОЧЬ

- Иностранцы склонны преувеличивать мой героизм, - подполковник в отставке Станислав Петров устал от разговоров о "забытом герое холодной войны". - Что с них взять: сытые, аполитичные люди. На конвертах иной раз пишут половину адреса - "город Фрязино, герою такому-то", - и доходит. А я просто делал свою работу. В нужный момент в нужном месте.

Нужный момент - это ночь на 26 сентября 1983 года. То время, когда оттуда про нас - "империя зла", а отсюда про них - "американская военщина, бряцающая боеголовками" плюс только что сбитый южнокорейский "боинг". Уровень, близкий к предельному.

Нужное место - Серпухов-15, командный пункт космической СПРН - системы предупреждения ракетного нападения. Первая линия обнаружения их "минитменов" - прямо на выходе из шахт.

- Мы давали руководству страны дополнительное время для размышлений - 10 - 12 минут. Остальные 15 минут уже думать поздно. Надо отдавать приказ ракетам, чтобы раскрутить гироскопы и ввести полетное задание.

Штатным оперативным дежурным КП СПРН подполковник Петров не был. Просто его - как и других теоретиков-аналитиков Серпухова-15 - пару раз в месяц сажали за пульт в этом качестве. Чтобы служба медом не казалась.

- На экране - территория США, вид со спутников, - описывает Петров знакомый интерьер. - В оптическом диапазоне то есть - просто смотреть и наблюдать за тамошними ракетными базами - и в инфракрасном. Но просто наблюдать - этого мало для принятия решения. Нужен судья беспристрастный. То бишь компьютер.

В ночь на 26 сентября электронный судья, вероятно, решил, что пора выносить приговор. И выдал Петрову и его сослуживцам табло "старт": ракета пошла с одной из американских баз.

- Сирена на КП вовсю ревет, красные буквы полыхают. Шок, конечно, колоссальный, - признается подполковник. - Все повскакивали из-за пультов, на меня смотрят. А я что? Все по инструкции для оперативных дежурных, которую сам и написал. Сделали все, что нужно. Проверили функционирование всех систем. Тридцать уровней проверки, один за другим. Идут доклады: все совпадает, вероятность - двойка.

- Это что?

- Это высшая, - интеллигентно улыбается аналитик Петров.

Примерно так же он отвечал пару лет назад американским журналистам, допытывавшимся, с какой именно базы русский спутник засек старт: "Да какая вам разница? Все равно бы Америки не было". А тогда, в 1983-м, и стартом одним не ограничилось. Компьютер, судья беспристрастный, стал сигнализировать новые пуски: второй, третий, четвертый - с той же базы. Это уже не "старт" называется, а "ракетное нападение". И буквы на табло соответствующие, и сирена - пуще прежнего. И напрямую, не в инфракрасном, ничего не видно - так и в обычные дни бывало, а уж по закону подлости...

То есть выбор у дежурного Петрова весьма скуден. Либо нажимать на кнопку, и тогда окончательное решение должен принимать генсек Андропов со своим чемоданчиком - зная, что минут через пятнадцать из Америки уже прилетит. Либо доложить по начальству: "Мы выдаем ложную информацию", - и отвечать за последствия самому.

Если, конечно, будет кому и перед кем отвечать.

- За те две-три минуты толком ничего не проанализируешь, - рассуждает Петров двадцать лет спустя. - Остается интуиция. Два аргумента у меня было. Во-первых, ракетные нападения с одной базы не начинаются, взлетают со всех сразу. Во-вторых, компьютер по определению - дурак. Мало ли что он за пуск примет...

Судя по тому, что мы сидим и разговариваем, подполковник остановился на втором предположении. Хотя, по словам Брюса Блэра, директора американского Центра оборонной информации, "в ту ночь ядерная война была от нас - ближе некуда".

- Слышал я это, - говорит Петров. - Ему виднее. Хотя ваши западные братья-писатели про ту ночь такого накрутили... Читал я у англичан: дескать, когда все улеглось, подполковник прямо у пульта высадил пол-литра of vodka и уснул на 28 часов.

- А что, не правда?

- Во-первых, в Серпухове-15 был сухой закон: в военный городок только пиво завозили, и то не всегда. Во-вторых, поспать мне еще несколько дней не пришлось. Потому что комиссии приехали...

РАЗБОР ПОЛЕТОВ

Если опустить технические подробности, выяснилось, что компьютер действительно немного не в себе. То есть так-то он хоть куда, и тридцать уровней защиты в порядке. Но при определенных условиях... на определенных орбитах... при определенном угле спутникового объектива да в инфракрасном спектре... В общем, накладка случилась, на энное количество мегатонн. "Божья шутка из космоса", как говорит Станислав Евграфович.

А тогда, в Серпухове-15, еще толком не разобравшись с техникой, комиссия принялась за живого Петрова. Причем по-крупному: подполковника взял в оборот лично генерал-полковник Юрий Вотинцев, командовавший противоракетной и противокосмической обороной СССР. Которой тогда официально вообще не было - просто ПВО, и все.

- Что интересно: приехав на объект, Вотинцев обещал представить меня к поощрению. А чуть позже прицепился: "Почему у тебя боевой журнал как раз на то время не заполнен?" - вспоминает подполковник. - Я ему объясняю, что в одной руке у меня была трубка, по которой начальству ситуацию докладывал, в другой - микрофон, мои команды для подчиненных усиливавший. Писать, стало быть, нечем. А он не унимается: "А почему позже не заполнил, когда тревога окончилась?" Ага, сейчас... чтобы потом сесть, когда первый же следователь возьмет в руки ту же трубку и микрофон и попробует вести журнал в режиме реального времени? Это же подлог чистейшей воды...

Короче, за предотвращение третьей мировой подполковник Петров от генерал-полковника Вотинцева никакого поощрения не получил. А получил только начальственный нагоняй. Что лично подполковнику понятно:

- Если награждать меня за тот случай, то кто-то за него же должен был очень крупно пострадать. В первую очередь те, кто разрабатывал СПРН. Большие академики, которым были выделены огромные миллиарды. Поэтому еще хорошо, что за журнал я по полной не огреб...

"Я УШЕЛ САМ"

- Из армии меня никто не вышибал, опять неправда, - Петров снова листает западные газеты. - Полковника, как обычно при уходе бывает, не присвоили, это верно. А так - сам ушел, через несколько месяцев. Знаете, как нас по тревоге поднимали? Дома сидишь или спишь - звонок по телефону. А в трубке - музыка: "Вставай, страна огромная". Одевайся - и на объект. На сутки или больше, по обстоятельствам. И звонки эти в основном шли по ночам, по выходным и по праздникам - так что я возненавидел и то, и другое, и третье...

Дома ситуация тоже не располагала к продолжению службы: жена Петрова уже почти не вставала ("Если коротко, то опухоль мозга. Если долго, то болела тридцать лет"). Так что уехал он с семьей в подмосковное Фрязино, в оборонку - но штатским. Квартиру в панельном получил, а вот дачный участок, чтобы жену больную на природу вывозить, ему не дали. Вскоре жена умерла, так что дача Станиславу Евграфовичу теперь без надобности. Пенсия, правда, есть - пять тысяч рублей. За тридцать лет военной службы с выслугой и еще за десять - на оборонке.

НОВАЯ ЖИЗНЬ

Рассекретил сентябрьскую ночь 83-го и самого Петрова тот же генерал-полковник Вотинцев в интервью в начале 90-х. Дальше - понеслось. Статьи в самых известных западных изданиях, телесъемки, иногда - приглашения. Не от правительств - просто от людей. К примеру, по Европе возил Станислава Евграфовича немецкий человек по имени Карл - богатый человек, бизнесмен. Как и многие на Западе, Карл считает Петрова героем. Без которого сегодня не было бы ничего и никого. Даже самого Карла и его бизнеса.

Даже при том, что сам Карл - владелец сети похоронных бюро.

...От той, публичной жизни у Станислава Петрова осталась стопка журналистских визиток толщиной в ладонь и несколько папок статей о себе - немецких, английских, американских. Российские там тоже есть, целых три. Последняя - шестилетней давности, из газеты, которой Администрация президента владеет. Приехал ее корреспондент во Фрязино по письму, направленному Ельцину: некая дама в Новой Зеландии тоже прослышала о Петрове и спросила у нашего президента, помогла ли чем Россия своему герою. Но никакой он не герой, гласит статья. Просто оказался в нужное время в нужном месте. И, к его чести, сам в этом признаётся. Да и дело давнее - 83-й, шутка ли...

А недавно Петров несколько месяцев пролежал дома: ноги опухли немилосердно. Врач участковый - терапевт. А нужен по сосудам, а такой по домам не ходит. И платить ему надо, а у Петровых - пять тысяч рублей на двоих. Безработица, да: ни сына-компьютерщика в оборонку фрязинскую не берут (а другого ничего в городе толком нет, да и от отца больного далеко не уедешь), ни подполковника - в дворники (а он бы не против). Из-за ног своих Станислав Евграфович даже на выборы не ходил. Хотя хотел - и в декабре, и в марте. За кого?

- Смешной вопрос. Он работает на Россию. А я люблю мою страну, - объясняет подполковник.

Через полгода ему будет шестьдесят пять.

* * *

Недавно двадцать лет тем событиям было. Очередная волна статей прошла - на Западе, конечно. Зовут Петрова в Америку, хотят вручать награду - Почетный гражданин мира. Там помнят, почти как в той песне - что был один, который не нажал.

А здесь? Смешной вопрос.


++
Тема п/п Петров спас человечество от неминуемой гибели ?
Так и остается загадкой, как удaлoсь М.Карпову сoврaть в 3.3 рaзa бoльше чем Бaрaк...
Помогите Марку с ответом.

igorp
В реале Игорь Пекер
Posts: 17123
Joined: 22 Nov 2001, 02:00
Location: Ришон, Израиль
Contact:

Postby igorp » 05 Jan 2008, 01:59

[url=http://txt.newsru.co.il/arch/israel/01jan2008/moshe_levi406.html]Двенадцатый начальник Генштаба ЦАХАЛа доставлен в больницу с инсультом
последнее обновление: 1 января 2008 г., 19:09[/url]
Двенадцатый начальник Генштаба Армии обороны Израиля, генерал-лейтенант в отставке Моше Леви госпитализирован в больницу "А-Эмек" в Афуле. Диагноз медиков – инсульт в результате обширного кровоизлияния в мозг.

72-летний Моше Леви, которого за его высокий рост называли также "Мойше ва-Хеци" ("Мойше с половиной"), был доставлен в больницу в воскресенье, 30 декабря и с тех пор не приходил в сознание.

Как сообщает новостное агентство Ynet, несколько лет тому назад генерал Леви уже пережил инсульт и был долгое время прикован к инвалидному креслу. Однако и в этом состоянии он не прекратил общественной деятельности и занимал пост главы совета директоров одной из транспортных корпораций.

Моше Леви родился в Тель-Авиве в семье репатриантов из Ирака. Учился в гимназии "Бялик", был призван в армию в 1954 году. Начал службу в элитной бригаде "Голани", однако затем перешел в десантные части. Принимал участие в Синайской кампании 1956 года.

В 70-е годы он уже занимал высокие посты в военном руководстве – был командующим Центральным военным округом, начальником оперативного штаба и замминистра обороны.

На должность начальника Генштаба Леви назначил министр обороны Моше Аренс. Моше Леви выводил израильскую армию из Ливана в 1985 году, под его руководством были созданы бригады "Нахаль" и "Гивати".

<=>
Моше Леви
Last edited by igorp on 08 Jan 2008, 20:45, edited 1 time in total.

igorp
В реале Игорь Пекер
Posts: 17123
Joined: 22 Nov 2001, 02:00
Location: Ришон, Израиль
Contact:

Postby igorp » 05 Jan 2008, 23:47

[url=http://entova.livejournal.com/6764.html]Израиль - закрытая демократия
Asya Entova (entova) @ 2007-12-25 [/url]
Московский ин-т ИЭПП (известный как институт Гайдара и его команды) выпустил брошюру - сравнительный анализ закрытых демократий: Израиль, Норвегия, Япония, Италия, Швеция, Мексика.
За Израиль по-видимому отвечают Затковецкий и Яновский - читать приятно, так как режут правду-матку и приводят много важных данных и цифр!
В разделе "Наличие государственной религии" упомянут МП-мирный процесс.
Смотреть брошюру здесь

=>
[url=http://www.iet.ru/publication.php?folder-id=44&category-id=116&publication-id=156278]Институты закрытых демократий: попытка сравнительного анализа. (Научные труды № 107Р)
Автор: Мау В., Яновский К., Вахромеев О., Воробьев А., Затковецкий И., Дробышевская Т., Жаворонков С., Рева Е., Черный Д., Фредо Ариас Кинг.
Дата публикации: 25.07.2007[/url]
Содержание

1. Методология исследования 5
1.1. Проверяемые гипотезы 7
1.2. Данные 8
2. Исследования по странам 9
2.1. Израиль 9
2.2. Норвегия 27
2.3. Япония 43
2.4. Италия 63
2.5. Швеция 73
2.6. Мексика 83
3. Выводы и направления дальнейших исследований 111
Библиография 116
Приложение 1.
Дополнительные материалы по Израилю 124
Приложение 2.
Экономическая и политическая история послевоенной Италии 151
Приложение 3.
Таблица для сопоставления базовых институтов закрытых демократий 155

полный текст на русском языке
...
Некоторые специфические характеристики единственной ближневосточной демократии

Существование замкнутой элиты

Наиболее заметный в Израиле показатель ограниченности круга людей, управляющих государством, – наличие разветвленных родственных связей в верхних эшелонах власти.
Так, сын премьер министра А. Шарона – Омри являлся членом Кнессета от «Ликуда» и до недавнего времени занимал в партии ряд ключевых постов.
Член Кнессета от «Аводы» и министр И. Герцог – шурин бывшего премьер министра Э. Барака и сын президента Х. Герцога.
Родственные связи распространяются не только вширь, но и вглубь. Так, 6 членов правительства (бывшие и действующие) – уже упоминавшийся И. Герцог, занимавший пост министра строительства, министр промышленности Э. Ольмерт, министр юстиции, Ц. Ливни, бывший министр внутренней безопасности Ц. Ханегби, бывший министр в министерстве главы правительства У. Ландау и бывший замминистра в министерстве главы правительства И. Леви – второе поколение в Кнессете.
В этот список необходимо включить также министра финансов Б. Нетаньяху и министра просвещения Л. Ливнат, чьи родители были заметными деятелями ревизионистского движения, не являясь депутатами Кнессета.
Три поколения семьи Даян – Шмуэль, его сын Моше и внучка Яэль – были, каждый в свое время, представлены в израильском парламенте. То же можно сказать о семье Рабин – Д. Рабин является членом Кнессета от партии «Шинуй», ее отец Ицхак дважды избирался премьер министром Израиля от партии «Авода», ее бабушка Роза также была весьма влиятельным политическим деятелем, но сошла со сцены до создания государства. Разумеется,список можно продолжать.
Родственные связи охватывают не только политику. Так, министр иностранных дел Шалом является зятем владельца крупнейшего в Израиле медиа концерна «Едиот Ахронот». Супруга г-на Шалома – популярная телеведущая, как и сын бывшего министра юстиции Й. Лапида (впрочем, последний и сам бывший телеведущий).
Известный поэт Й. Гефен и его сын – популярный рок музыкант А. Гефен – родственники бывшего премьер министра
129
Ш. Переса и бывшего президента Э. Вейцмана. Узи Даян – еще один отпрыск клана Даянов – известен эффективностью в получении бюджетных средств. Фильмы его, однако, ничем не примечательны, кроме «правильной» – левой – идеологической направленности.


Характеристика элиты

«Этнический» состав

Первоначально элита была представлена ашкеназскими евреями, приехавшими в страну в начале XX в., и их потомками. Они составляли большинство членов Кнессета первых созывов. Выборы 1977 г. сильно потрясли израильскую политическую систему. После примерно 15 лет нестабильности (до начала «мирного процесса» и сопутствующего сворачивания правовых и демократических институтов начиная с 1992 г.) власть сохранилась в руках того же узкого круга людей (хотя и произошли перестановки внутри самой элиты). Однако к правящей элите присоединились люди, ранее не имевшие возможности проникнуть туда.
На сегодняшний день элита уже не столь гомогенна, и в ней есть место для представителей всех общин – всех, кто удовлетворяет идеологическому критерию и кто сумел воспользоваться периодом неустойчивости.

Идеологические характеристики

Исторически израильская элита исповедовала левую идеологию. С течением времени она эволюционировала, отказавшись практически от всех положений классической социал демократии, и на сегодняшний день ее основными идеями являются отказ от религиозной составляющей еврейского национализма и, как слествие, частичное принятие постулата о колониальной сущности сионизма. В тактическом плане это означает готовность на значительные территориальные уступки арабам. Именно последний показатель является в Израиле ключевым для определения идеологической принадлежности.
Подобная идеология преобладает в среде израильской прессы и в судебной системе – т.е. тех структур, которые не зависят от воли избирателя, но влияют на политику государства. Так, опрос, проведенный среди работников Центрального телевидения в
130
1993 г., показал, что лишь 10% из них соблюдают пост в Судный день (по сравнению с 70–80% в среднем по стране).

Факторы раскола элиты и ее стабилизации
...

++

2.1. Израиль
2.1.1. Медиа-рынок
...
Дополнительные материалы по Израилю 124

Манипуляции на выборах
...
Специальное примечание: средства массовой информации как инструмент давления на массовое сознание на примере переговоров с ООП
Так и остается загадкой, как удaлoсь М.Карпову сoврaть в 3.3 рaзa бoльше чем Бaрaк...
Помогите Марку с ответом.

igorp
В реале Игорь Пекер
Posts: 17123
Joined: 22 Nov 2001, 02:00
Location: Ришон, Израиль
Contact:

Postby igorp » 12 Jan 2008, 00:48

[url=http://newsru.co.il/arch/israel/09jan2008/dakar_101.html]40 лет назад подлодка "Дакар" ушла в последний путь. Уникальная кинохроника
время публикации: 9 января 2008 г., 06:25
последнее обновление: 10 января 2008 г., 08:03 [/url]
Image
25 января исполнится 40 лет со дня гибели израильской подводной лодки "Дакар". До сегодняшнего дня этот трагический инцидент считается самым страшным в истории ВМФ Израиля.

Накануне траурной даты пресс-служба Армии обороны Израиля передала в редакцию NEWSru.co.il уникальный кинодокумент. Съемки велись армейским оператором 40 лет назад, когда "Дакар" уходил в свое последнее плавание.

- 9 января 1968 года: "Дакар" отправляется к Святой Земле (кинохроника)


Историческая справка

Субмарина Totem (позже переименованная в "Дакар") была заложена 22 октября 1942 года в Девонпорте (Англия). 28 сентября 1943 года она была спущена на воду, а 9 января 1945 года вступила в состав британского флота.

Основные технические характеристики субмарины: полное (подводное) водоизмещение – 1700 тонн, длина – 87 метров, ширина – 8 метров, осадка – 4,5 метра. Вооружение: 4 носовых и 2 кормовых торпедных аппарата. Лодка двухвальная. Дизель – 2500 лошадиных сил. Мощность двигателя – 2900 лошадиных сил. Скорость – 15/25 узлов. Экипаж – 65 человек.

Несла службу в военном флоте Ее Величества до 1964 года. Была продана Израилю и переименована в "Дакар". Прошла ремонт и перевооружение, после чего была испытана израильской командой.

9 января 1968 года, под командованием капитана 3-го ранга Якова Раанана и с экипажем 69 человек, "Дакар" вышел в море и взял курс на Израиль, чтобы 29 января прибыть в Хайфу на праздничную церемонию встречи, с участием главы правительства Леви Эшколя.

За 6 дней до этого обнаружилось, что лодка на сутки опережает график, и ей был отдан приказ задержаться.

В полночь 25 января "Дакар" вышел в очередной раз на связь, сообщил местоположение и доложил об отсутствии неисправностей, после чего был должен выйти на связь только следующим утром, но этого не произошло.

Все попытки связаться с лодкой результата не принесли, и 4 февраля 1969 года после долгих и безрезультатных поисков "Дакар" был объявлен пропавшим без вести.

Поиски продолжались многие годы.

29 мая 1999 года между Критом и Кипром на морской глубине 3000 метров был обнаружен подозрительный предмет. Глубоководный робот был спущен на морское дно и передал первые снимки находки – ей оказалась затонувшая подводная лодка. При более детальном изучении снимков, а также при повторном использовании глубоководного робота израильские специалисты пришли к выводу, что это "Дакар".

Причина гибели лодки до сих пор неизвестна. Есть различные версии: 1) лодка слишком близко подошла к египетскому берегу, где проходили совместные советско-египетские военно-морские учения, и была атакована и потоплена (версия опровергалась советским командованием), 2) столкновение с миной времен Второй мировой войны (опровергнута экспертами, изучавшими лодку), 3) отказ тех или иных систем, 4) ошибка экипажа при глубоководном маневре.

По материалам Rodina.org.il и НТВ
Так и остается загадкой, как удaлoсь М.Карпову сoврaть в 3.3 рaзa бoльше чем Бaрaк...
Помогите Марку с ответом.

igorp
В реале Игорь Пекер
Posts: 17123
Joined: 22 Nov 2001, 02:00
Location: Ришон, Израиль
Contact:

Postby igorp » 13 Jan 2008, 00:05

[url=http://7kanal.com/news.php3?id=240105]Сегодня: годовщина катастрофы судна "Эгоз"
09:19 10 Января 2008[/url]
В этот день, 47 лет назад, в Средиземном море затонуло судно "Эгоз" с несколькими десятками евреев на борту, нелегально покинувших Марокко с целью репатриироваться в Израиль. 48 пассажиров "Эгоза" погибли в результате катастрофы. Лишь 22 тела погибших были обнаружены и преданы земле.

Катастрофа "Эгоза" потрясла не только еврейскую общественность, но и вызвала сочуствие среди граждан Марокко. В том же году (1961) начались тайные контакты марокканских властей с агентами израильского "Мосада", в результате которых году были налажены отношения с королевским двором Марокко и достигнуто соглашение о легальной эмиграции евреев из Марокко в Израиль.

С 1961 по 1964 год из Марокко в Израиль репатриировались 80 тысяч евреев.
Так и остается загадкой, как удaлoсь М.Карпову сoврaть в 3.3 рaзa бoльше чем Бaрaк...
Помогите Марку с ответом.

igorp
В реале Игорь Пекер
Posts: 17123
Joined: 22 Nov 2001, 02:00
Location: Ришон, Израиль
Contact:

Postby igorp » 17 Jan 2008, 23:37

[url=http://www.7kanal.com/news.php3?id=240342]Сегодня годовщина гибели 35 защитников Гуш-Эциона в 1948
13:35 15 Января 2008 [/url]
Сегодня исполнилось 60 лет со дня гибели 35 ("ламед-хей") защитников Гуш-Эциона, павших в неравном бою с арабами в 1948 году, в ходе Войны за независимость. Жители Гуш-Эциона отмечают этот день маршем по маршруту героев.

Киббуцы Рош-Цурим и Кфар-Эцион оказались в кольце осады, окруженными солдатами Иорданского легиона и местными арабскими бандформированиями. Запасы продовольстия и воды в киббуцах подходили к концу, и командование ПАЛЬМАХа приняло решение направить 38 бойцов Горного взвода на прорыв блокады.

Бойцы Горного взвода ПАЛЬМАХа, большинство из которых были студентами Еврейского Университета в Иерусалиме, совершили многокилометровый переход, обходя заслоны Иорданского легиона, минуя Бейт-Джубрин и Бейт-Натафу, находящиеся между Бейт-Шемешем и Гуш-Эционом. Один из них повредил ногу и был отправлен обратно на базу в сопровождении двух товарищей. Когда взвод был в считанных километрах от Кфар-Эциона, у истоков сухого русла (вади), ведущего к киббуцу, их заметили женщины из близлежащей арабской деревни, пасшие коз.

Женщины (которых бойцы пощядили, несмотря на опасность навода врага) подняли по тревоге все мужское население деревни. Несколько сотен вооруженных арабов окружили 35 попавших в засаду на обратном пути бойцов. Бойцы приняли неравный бой, который продолжался несколько часов. У бойцов не было связи с базой ПАЛЬМАХа, находившейся в Гар-Туве, в нескольких километрах от места боя, и вызвать подкрепление не было возможности.

Все 35 бойцов Горного взвода ПАЛЬМАХа погибли в неравном бою. Арабы надругались над телами погибших героев. Позже, после прорыва блокады Гуш-Эциона, их останки были преданы земле на кладбище киббуца Кфар-Эцион. Горный взвод ПАЛЬМАХа был переименован в "Подразделение Ламед-Хей" ("ламед-хей"- "тридцать пять на иврите, прим.).

Каждую годовщину гибели "Подразделения Ламед-Хей" жители Гуш-Эциона, в сопровождении ветеранов боев за Гуш-Эцион, совершают массовый марш по маршруту героев. На месте их гибели установлен обелиск в их честь, а неподалеку был создан еще один киббуц, носящий имя "Ламед-Хей" и существующий до сих пор.


[url=http://www.7kanal.com/news.php3?id=240450]По просьбе читателей. Имена павших в бою за Гуш-Эцион в 1948
15:53 17 Января 2008 [/url]
Многие наши читатели, ознакомившиеся со статьей, посвященной годовщине гибели 35 бойцов ПАЛЬМАХа в неравном бою за освобождение Гуш-Эциона в 1948 году, обратились к редакции с просьбой опубликовать имена героев. Считая это своим долгом как перед павшими, так и перед читателями, мы выполняем эту просьбу.

В неравном бою с арабскими бандформированиями в Гуш-Эционе погибли:

Даниэль Райх,
Шмуэль Яаков,
Тувья Кушнер,
Йосеф Коплер,
Яаков Кутик,
Давид Цвебнер (Шааг),
Барух Пат,
Давид Цубери,
Беньямин Персич,
Моше-Авигдор Перельштейн,
Шауль Пнуэль,
Масс Даниэль (Дани),
Элиягу Мизрахи,
Александр-Авраам Люстиг,
Йона Левин,
Яаков Каспи,
Ехиель Калев,
Яаков Коэн,
Давид Тур-Шалом (ТАШ),
Александр-Егуда Коэн,
Ицхак Звулуни,
Элиягу Гершкович,
Ицхак Галеви,
Сабо Голанд,
Ицхак Гинзбург,
Эйтан Гаон,
Йосеф (Ганц) Барух,
Бенцион Бен-Меир,
Яаков Бен-Атар,
Егуда Бетенский (Бейтан),
Одед Биньямин,
Исраэль Алони (Марзель),
Хаим Анджел,
Биньямин Богуславский (Бени).

Вечная память героям.
Так и остается загадкой, как удaлoсь М.Карпову сoврaть в 3.3 рaзa бoльше чем Бaрaк...
Помогите Марку с ответом.

igorp
В реале Игорь Пекер
Posts: 17123
Joined: 22 Nov 2001, 02:00
Location: Ришон, Израиль
Contact:

Postby igorp » 19 Jan 2008, 20:23

[url=http://cursorinfo.co.il/mobile/article.php?id=72741]Пистолет Игаля Амира станет музейным экспонатом
18.01.08 13:58 [/url]
Правительство утвердило решение об открытии в Израиле нового музея, в котором впервые будут выставлены документы из государственных архивов. Специальная экспозиция расскажет о событиях, связанных с убийством главы правительства Ицхака Рабина в ноябре 1995 года.
В числе экспонатов будет и пистолет, из которого Игаль Амир произвел несколько выстрелов в премьера, а также другие предметы из тайного арсенала, который Игаль Амир и его брат Хагай прятали в детском саду их матери Геулы.

Идея открытия музея принадлежит секретарю правительства Оведу Йехизкелю. По его мнению, архивные материалы не только являются частью истории Израиля, но представляют большой общественный интерес. Среди прочего, предлагается приоткрыть занавес секретности с личной жизни основателей еврейского государства, а также представить материалы о наиболее драматических периодах жизни государства.

В экспозиции найдут место подлинные письма, записки, фотографии, черновики речей первого главы правительства Израиля Давида Бен-Гуриона. Особый раздел будет посвящен контактам Менахема Бегина с Египтом, приведшим к подписанию соглашений в Кемп-Дэвиде.

Предполагается, что открытие музея будет приурочено к юбилейным торжествам по случаю 60-летия Государства Израиль.
Так и остается загадкой, как удaлoсь М.Карпову сoврaть в 3.3 рaзa бoльше чем Бaрaк...
Помогите Марку с ответом.

igorp
В реале Игорь Пекер
Posts: 17123
Joined: 22 Nov 2001, 02:00
Location: Ришон, Израиль
Contact:

Postby igorp » 19 Jan 2008, 23:12

[url=http://www.megapolis.org/forum/viewtopic.php?p=14260130#14260130]Владимир Лазарис
ИЗ ЕЖЕНЕДЕЛЬНОГО ОБЗОРА ПРЕССЫ НА ИВРИТЕ
(13.1.08-18.1.08) [/url]
Ари Шавит из «Гаарец» нашел в Израиле человека, который превратил «Капитал» Маркса в пособие для создания собственного капитала.
Это – самый богатый из местных адвокатов, бывший пламенный коммунист Шрага Грин, у которого на глазах немцы расстреляли отца и мать, в десять лет он в одиночку прятался в польских лесах, в двенадцать присоединился к партизанам, а в тринадцать приехал в Израиль и вступил в кибуц, откуда его, правда, выгнали за отклонение от генеральной линии.

При всех миллионах на сделках с недвижимостью Грин критикует «оргию нуворишей. Она порождает зависть. Зависть порождает ненависть. А ненависть масс может привести к их восстанию. Это пугает больше всего. Перед нами – общественная бомба замедленного действия, которая не менее опасна, чем иранская угроза
».
Так и остается загадкой, как удaлoсь М.Карпову сoврaть в 3.3 рaзa бoльше чем Бaрaк...
Помогите Марку с ответом.

igorp
В реале Игорь Пекер
Posts: 17123
Joined: 22 Nov 2001, 02:00
Location: Ришон, Израиль
Contact:

Postby igorp » 20 Jan 2008, 02:07

[url=http://sashanep.livejournal.com/429473.html]интервью с Моше Заром
Саша Непомнящий (sashanep) @ 2008-01-14 [/url]
via tozhe_igor

Говорят, мир держится на 36 праведниках. Не знаю, так это или нет, но уверен - Моше Зар - это один из дюжины тех, на чьих плечах стоит сегодняшний Израиль.

Моше Зар объединяет в себе черты библейского патриарха и первопроходца эпохи построения государства. И безусловно, в летописи страны его имя окажется рядом с основателями современного Израиля.

Вчера Второй Канал показал, в серии программ-расследований "Увда", интервью с Моше Заром.

Сила и вера этого человека захватывают. Не поленитесь - послушайте это интервью. А потом, не поленитесь ещё раз и дайте его послушать своим друзьям.

Впрочем, Моше Зара нужно не только слышать, но и видеть. Наше следующее путешествие (примерно через месяц) будет к нему в гости и в посёлки, которые основала его могучая и преуспевающая семья!


++
11:59 24/12 На форпосте арестован зять Моше Зара
Вчера в 15:00 на одном из форпостов возле поселения Кохав-аШахар (восточный Биньямин) был нарядом полиции задержан Едаая Шоам (зять Моше Зара – владельца фермы Хават-Гилад, где земля выкуплена и законно принадлежит евреям, что не мешает правительству время от времени громить ферму).
подробнее...


15:43 5/02 Ферма "Хават-Гилад" в Самарии без электричества и отопления
Ферма "Хават-Гилад", основанная шесть лет назад в Самарии друзьями Гилада Зара, погибшего на боевом посту от рук террористов, на участке земли, приобретенном у арабов родственниками Гилада, оказалась в тяжелом положении из-за нежелания властей признать ее законность.
подробнее...
Last edited by igorp on 09 Feb 2008, 01:18, edited 1 time in total.
Так и остается загадкой, как удaлoсь М.Карпову сoврaть в 3.3 рaзa бoльше чем Бaрaк...
Помогите Марку с ответом.

igorp
В реале Игорь Пекер
Posts: 17123
Joined: 22 Nov 2001, 02:00
Location: Ришон, Израиль
Contact:

Postby igorp » 25 Jan 2008, 02:40

[url=http://www.7kanal.com/news.php3?id=240652]Найдены могилы 13 полицейских, погибших на заре государства
08:17 23 Января 2008 [/url]
Найдены могилы 13 полицейских, погибших на заре государства в 1950-1955 годах, и обстоятельства гибели и места захоронения которых не были известны до сих пор. Полиция нашла также родственников троих из погибших полицейских, которым сообщила о находке.

Большинство из 13 забытых до сих пор полицейских погибших в 50-е годы во время выполнения заданий и несения службы, а иногда - за сам факт бытности их полицейскими - были арабами и друзами, служившими в городах с арбским населением.

За прошедшие более чем 50 лет следы этих полицейских и документы, связанные с выполняемыми ими заданиями, были утеряны, в связи с примитивным уровнем оснащения израильской полиции в первые годы ее существования.

Новый начальник северного полицейского округа Нисим Мор решил в наши дни расследовать историю гибели 13 полицейских, сведения о которых исчезли из архивов, пока живы еще их сослуживцы тех лет и очевидцы событий пятидесятилетней давности.

Найденые в ходе проведенного расследования останки погибших полицейских были перезахоронены с полагающимися им по чину и рангу почестями, в присутствии членов семей троих из них.
Так и остается загадкой, как удaлoсь М.Карпову сoврaть в 3.3 рaзa бoльше чем Бaрaк...
Помогите Марку с ответом.

igorp
В реале Игорь Пекер
Posts: 17123
Joined: 22 Nov 2001, 02:00
Location: Ришон, Израиль
Contact:

Postby igorp » 29 Jan 2008, 01:31

Израиль извинился перед «Битлз»
28.01.2008

На днях израильский МИД принес официальные извинения группе «Битлз» за несостоявшиеся в 1965 году гастроли ливерпульской четверки в еврейском государстве. Сегодня израильский посол в Англии Рон Прозор встретится с сестрой Джона Леннона Джулией Байрд в Музее «Битлз» в Ливерпуле, чтобы принести официальные извинения со стороны Израиля за запрет на гастроли The Beatles в еврейском государстве 43 года назад.

Кроме этого, посол планирует направить письма с извинениями двум ныне живущим членам легендарного коллектива Полу Маккартни и Ринго Старру, а также родственникам Джорджа Харрисона.

В письме говорится, что Израиль хотел бы принести извинения за «историческую ошибку 1965 года», когда правительство страны отменило разрешение на проведение концерта в еврейском государстве, сославшись на недостаток бюджета и на мнение нескольких политиков в Кнессете, сводившееся к тому, что эта музыка оказывает разрушительное влияние на сознание молодежи.

«Мы, без сомнения, совершили огромную ошибку, отказав во въезде группе, сформировавшей сознание целого поколения, и лишив возможности увидеть живое выступление молодежь Израиля, которая обожала и продолжает обожать вас», — говорится в письме.

Ожидается, что Прозор также предложит Маккартни и Ринго Старру принять участие в праздновании 60-й годовщины государства Израиль. «Нам хотелось бы увидеть их концерт в Израиле», — говорится в письме.

Между тем в Израиле до сих пор не прекращается полемика по поводу причины отмены гастролей «битлов» в 1965 году. Группу пригласили в Израиль, однако концерт не состоялся из-за возражений нескольких депутатов Кнессета, заявивших, что музыка этой группы негативно влияет на сознание молодежи.

За это заявление занимавший тогда пост генерального директора Министерства образования Израиля Яков Шнайдер подвергся резкой критике со стороны общественности, и от министерств потребовали разрешить иностранным коллективам концертную деятельность в Израиле.

«Обвинения моего отца в запрете въезда «Битлз» в Израиль ни на чем не основаны, — сказал в воскресенье сын Шнайдера, бывший депутат Кнессета Йоси Сарид. — Я попытался найти свидетельства в поддержку этого слуха, однако ничего не обнаружил. Тогда я подумал, кто я такой, чтобы развеивать такую прекрасную легенду?» «Полагаю, что моему отцу, не особенно разбиравшемуся в музыке этого направления, сказали, что к нам приедут парни с длинными волосами и пристрастием к наркотикам, которые не только не способны принести ничего хорошего в сознание молодежи, а скорее, наоборот», — добавил он.

Материал подготовил Роберт Берг


Арабские организации требуют отмены визита "Битлз" в Израиль
11:57 10 Февраля 2008

Арабские и про-арабские организации в Великобритании требуют отмены визита "Битлз" в Израиль по приглашению израильского МИДа принять участие в праздничных мероприятиях в честь 60-летия независимости государства.

В конце прошлого месяца израильское правительство вдруг решило раскаяться в запрете на выступление "Битлз" в Израиле, который был наложен израильским правительством 43 года назад.

Посольство Израиля в Лондоне передало письма с извинениями двоим еще оставшимся в живых членам группы, Полу МакКартни и Ринго Стару, а также родственникам Джорджа Гариссона.

«Это была несомненно большая ошибка - предотвратить гастроли в Израиле таких людей как вы, которые сформировали умы целого поколения, и не дать вам выступить перед молодежью Израиля, которая восхищалась вами тогда и продолжает восхищаться сегодня», говорится в письме.

Израильский МИД воспользовался случаем, чтобы пригласить двоих оставшихся в живых членов группы для участия в праздновании 60-летия Израиля этой весной.


Пропалестинские организации призывают "Beatles" не участвовать в праздновании 60-летия Израиля
10.02.2008 | 11:18 | Арабо-израильский конфликт

Пол Маккартни и Ринго Старр, до сих пор здравствующие участники легендарного квартета «Битлз», оказались в центре очередного раунда израильско-палестинской пропагандистской войны. Об этом сообщает сайт NRG-Maariv.

Две недели назад МИД Израиля официально пригласил Маккартни и Старра принять участие в торжествах по случаю 60-летия еврейского государства. В письме Полу и Ринго МИД извиняется за отмену гастролей «Битлз» в Израиле в 1965 году. 43 года назад гастроли были отменены в последний момент, поскольку израильский истеблишмент опасался: концерты знаменитой группы могут оказать развращающее действие на незрелые умы еврейской молодежи.

Итак, Пол и Ринго приглашены выступить в Израиле в рамках торжеств. В свою очередь, пропалестински настроенные общественные организации и профессиональные объединения в Великобритании и в других англоязычных странах призывают «битлов» не ездить в Израиль.

Особым пылом отличаются Ассоциация журналистов Великобритании и профсоюзы в Канаде и в ЮАР.

В своих воззваниях к «Битлз» они отмечают: «60-летие Израиля не может быть поводом для торжеств. В момент создания Израиля сотни тысяч арабов были изгнаны из их домов, и им до сих пор не позволяют вернуться».


Владимир Лазарис
ИЗ ЕЖЕНЕДЕЛЬНОГО ОБЗОРА ПРЕССЫ НА ИВРИТЕ
(10.2.08-15.2.08 )

О запоздавшем на сорок лет и курьезном извинении израильского посла в Великобритании перед двумя оставшимися участниками квартета «Битлз», чей визит в 1965 году правительство Израиля аннулировало, опасаясь за моральную устойчивость своих граждан, Саймон Спангин пишет в «Гаарец», что «посол не только выставил на смех Израиль образца 1965 года (ибо какой же нормальный человек отменит концерт «битлз» на пике «битломании»), но и показал в дурацком свете сегодняшний Израиль с его раболепием и популизмом, вызывающими жалость.

Несмотря на это, вполне возможно, что самый больший грех в том, что извинение попало не по адресу. «Битлз» вовсе не огорчились из-за такой грубой отмены приглашения в Израиль, т.к. всего-навсего получили свободный уикэнд. Вместо этого посол должен был извиниться перед народом Израиля, ставшим подлинной жертвой дикой консервативной близорукости своего правительства
».

Вот так: правительства уходят, а «битлз» остаются.


23.08 23:12 Пол Маккартни выступит в Израиле в следующем месяце
Сэр пол Маккартни объявил о своих планах- приехать в Израиль и выступить с концертов в следующем месяце. Прославленная рок-звезда в рамках своего мирового турне даст единственных концерт в парке "Ха-Яркон" 25 сентября.

Маккартни имел шанс посетить Израиль и раньше, еще будучи членом-основателем легендарной группы Beatle. Однако шанс не представился. В 1965 году израильские власти запретили группе появляться в стране из опасений, что эти патлатые и крикливые музыканты подорвут моральные устои израильской молодежи.

А теперь, спустя более сорока лет, менеджер Барри Маршалл подтвердил, что сэр Пол Маккартни выступит в Израиле, даже несмотря на то, что в этой стране нет площадки на 250 тысяч мест, что является стандартным требованием именитого певца.

Цены на билеты еще не установлены, но по всей вероятности их стоимость будет высокой - несколько стен шекелей.


Daily Telegraph: В 1965-м Израиль запретил концерт Beatles, опасаясь "сексуальной стимуляции"
22 сентября 2008 г. 11:42

Накануне концерта Пола Маккартни, который пройдет в Тель-Авиве в ближайший четверг, 25 сентября, британская газета Daily Telegraph пишет об исследовании израильского историка Алона Гана, задавшегося целью понять: по какой причине власти Израиля в 1965 году запретили выступление группы Beatles в еврейском государстве.

Согласно бытующей версии, решение было принято, поскольку израильские власти опасались вредного влияния творчества Beatles на молодежь. Профессор Ган решил досконально изучить работу комиссии общественных и политических деятелей, принявших 43 года назад решение о запрете гастролей.

Исследователь приводит мнение министра просвещения Израиля (в 1965-м году эту должность занимал уроженец украинской Юзовки (Донецка) Залман Аран (урожд. Аранович) – Прим.ред.). Государственный чиновник заявил тогда, что творчество Beatles "пробуждает чувство агрессии вкупе с сексуальной стимуляцией". Он также отметил, что возможные музыкальные и артистические достоинства британской группы неизвестны израильской публике. Власти опасались повторения случаев, когда подростки на концертах Beatles падали в обморок, их смущала предполагаемая истерия вокруг выступления "ливерпульского квартета". Кроме того, чиновники боялись массовых беспорядков, пишет Telegraph.

Газета напоминает, что нынешний посол Израиля в Лондоне Рон Прозор недавно принес официальные извинения за решение израильских властей 43-летней давности Джулии Берд, сводной сестре Джона Леннона, лидера группы Beatles.



++
Тема Израиль принесет свои извинения Битлз
Last edited by igorp on 22 Sep 2008, 15:47, edited 4 times in total.
Так и остается загадкой, как удaлoсь М.Карпову сoврaть в 3.3 рaзa бoльше чем Бaрaк...
Помогите Марку с ответом.

igorp
В реале Игорь Пекер
Posts: 17123
Joined: 22 Nov 2001, 02:00
Location: Ришон, Израиль
Contact:

Postby igorp » 31 Jan 2008, 00:46

[url=http://www.megapolis.org/forum/viewtopic.php?p=14264518#14264518]Владимир Лазарис
ИЗ ЕЖЕНЕДЕЛЬНОГО ОБЗОРА ПРЕССЫ НА ИВРИТЕ
(20.1.08-25.1.08) [/url]
Том Сегев из «Гаарец» отметил сорокалетие одной из самых спорных операций ЦАХАЛа.
«21 марта 1968 года силы ЦАХАЛа атаковали базу ФАТХа в иорданском городке Караме. Тридцать израильских солдат погибли. Протоколы с дебатами, предварявшими эту операцию, до сих пор засекречены, но их содержание известно, благодаря 26-страничному резюме, оставшемуся в архиве покойного Яакова Герцога, одного из умнейших людей в Израиле, который в то время был гендиректором Управления главы правительства. В канун публикации доклада комиссии Винограда, а, главное, на фоне требований большой операции в секторе Газы, есть нечто очень актуальное в документе, составленном Герцогом сорок лет назад. Это была совершенно провальная операция как с военной, так и с политической точки зрения.

Главой правительства в то время был Леви Эшколь. Министром обороны – Моше Даян, который и предложил провести операцию. Решение было за правительством. Министр иностранных дел Абба Эвен опасался, что в ходе боевых действий погибнут мирные жители, и это повредит Израилю с политической точки зрения. Начальник Генштаба Хаим Бар-Лев пообещал «чистую операцию».

Даян просил «принципиального согласия» правительства. Правительство отклонило его просьбу. Даян предупредил министров: школьный автобус может подорваться на мине. Через две недели так и случилось: двое сопровождающих погибли, десятки школьников были ранены. В ту же ночь правительство утвердило операцию в Караме.

США попытались предотвратить операцию и переслали в Израиль письмо короля Хусейна. Эшколь собрал совещание, чтобы взвесить отмену операции. Но наутро Даян оказался в больнице, тяжело пострадав во время археологических раскопок. Теперь это было делом чести и политики: если бы операцию отменили, все сказали бы, что без Даяна правительство ни на что не способно. Голда Меир была того же мнения. Операцию утвердили.

Во время операции погибли также несколько десятков иорданских солдат и более ста боевиков ФАТХа, но большие израильские потери повергли правительство в полное уныние. Один из министров спросил начальника Генштаба, почему он пообещал «чистую операцию», и тот ответил, что имел в виду не солдат ЦАХАЛа, а арабских граждан.

Палестинцы назвали операцию в Караме поражением Израиля. Многие из них сумели скрыться и среди них – Арафат. Скоро они начали угонять самолеты.

США отреагировали в самых нелицеприятных выражениях. Посол США в ООН сказал, что через двадцать лет историки сочтут операцию в Караме началом конца Израиля. Эвен сообщил об этом правительству. Министр Менахем Бегин возмутился: недопустимо цитировать на заседании правительства представителя иностранного государства, предрекающего конец Израиля. Но этим все и закончилось: президент США Линдон Джонсон был занят совсем другими делами, т.к. 1968 год был годом выборов, и его Демократическая партия вот-вот должна была потерять Белый дом
».

Статья Ронена Бергмана из «Йедиот» «Марокканские секреты» в полной мере раскрывает многолетнее сотрудничество разведок Марокко и Израиля, в ходе которого Мосад помог королю Хасану найти и ликвидировать лидера оппозиции Мади Бен-Барку; молодых марокканских евреев тайно перевезли в Израиль; израильские летчики учили марокканских коллег летать на советских МИГах; за год до Шестидневной войны, прямо из зала заседаний арабской конференции в Касабланке израильское руководство получило информацию критической важности о том, что арабские армии не готовы к будущей войне; и, наконец, только при посредничестве короля Марокко был достигнут прорыв, который привел к визиту президента Египта в Израиль и подписанию мирного договора.

Теплые отношения двух стран побудили одного из сотрудников Мосада предложить план убийства Гамаль Абд эль Насера во время его визита в Марокко в 1961 году. Предполагалось заложить бомбу прямо в постель Насеру или послать ему в номер заминированный цветочный горшок. Но глава Мосада не одобрил этот план – из-за беспокойства о безопасности марокканских евреев
.
Так и остается загадкой, как удaлoсь М.Карпову сoврaть в 3.3 рaзa бoльше чем Бaрaк...
Помогите Марку с ответом.

igorp
В реале Игорь Пекер
Posts: 17123
Joined: 22 Nov 2001, 02:00
Location: Ришон, Израиль
Contact:

Postby igorp » 31 Jan 2008, 01:19

[url=http://txt.newsru.co.il/arch/israel/28jan2008/nahmias8007.html]Умер Йосеф Нахмиас – второй начальник израильской полиции
28 января 2008 г., 14:31[/url]
Как стало известно, утром 28 января на 96-м году жизни скончался Йосеф Нахимас, бывший генеральный инспектор полиции. Он был вторым начальником израильской полиции, занимая этот пост с 1958 по 1964 год. Как отмечает пресс-служба полиции, ко времени пребывания Нахмиаса на должности начальника полиции относятся такие события, как беспорядки в Вади Салиб в Хайфе, похищение мальчика Йоселе Шухмахера, демонстрации "Лехем Авода" (Рабочий хлеб) а также суд над Адольфом Эйхманом, сопровождавшийся массовыми демонстрациями.


14:42 28/01 Скончался бывший начальник полиции Йоси Нахмиас
Сегодня, в возрасте 96 лет скончался второй главный инспектор полиции Йоси Нахмиас. Он служил главным инспектором полиции с 1958 по 1964 год.
подробнее...
Так и остается загадкой, как удaлoсь М.Карпову сoврaть в 3.3 рaзa бoльше чем Бaрaк...
Помогите Марку с ответом.

igorp
В реале Игорь Пекер
Posts: 17123
Joined: 22 Nov 2001, 02:00
Location: Ришон, Израиль
Contact:

Postby igorp » 01 Feb 2008, 01:48

[url=http://txt.newsru.co.il/arch/israel/29jan2008/rotsh302.html]Для объединения Кейсарии с Ор-Акивой Израилю придется получить разрешение барона Ротшильда
29 января 2008 г., 08:20[/url]
На состоявшемся вчера заседании комиссии Кнессета по внутренним делам, посвященной давно планируемому объединению Кейсарии с расположенным рядом с ней городком Ор-Акива, неожиданно выяснилось, что от желания Кнессета и правительства в данном вопросе мало что зависит.
Так и остается загадкой, как удaлoсь М.Карпову сoврaть в 3.3 рaзa бoльше чем Бaрaк...
Помогите Марку с ответом.

igorp
В реале Игорь Пекер
Posts: 17123
Joined: 22 Nov 2001, 02:00
Location: Ришон, Израиль
Contact:

Postby igorp » 02 Feb 2008, 01:23

via semen_izdali

[url=http://www.sedmoykanal.com/article.php3?id=240881]Профессор Ауман: Суд полностью коррумпирован!
Интервью с проф. Исраэлем Ауманом (+ video)
Элеонора Шифрин и Тувья Лернер 28 Января 2008 [/url]
Image

Семья Ауман вокруг портрета погибшего сына\брата
Израильский математик профессор Исраэль (Роберт) Ауман стал известен во всем мире в связи с присуждением ему в 2005 г. Нобелевской премии по экономике, которую он разделил с Томасом Шеллингом. Премия была присуждена проф. Ауману за его работу в области анализа теории игр.

Роберт Ауман родился 8 июня 1930 г., вырос в Нью-Йорке, где учился в университете и специализировался в области математики. Получив в 1950 г. первую степень от городского университета в Нью-Йорке, он стал в последующие годы одним из ведущих авторитетов в мире в своей области знания.

Получив в 1952 г. вторую степень, а затем в 1955 г. и докторат от знаменитого Массачусетского Технологического Института (MIT), Ауман занялся экономикой, в которой занимался разработками в области сравнительной теории игр.
Он стал особенно известен, благодаря своей теории базисного равновесия в экономическом “континууме”.

В 1956 г. Исраэль Ауман совершил алию в Израиль, где был приглашен на работу на кафедру математики Еврейского Университета в Иерусалиме.

В Иерусалиме он женился на Батье, “еврейской палестинке”, как он подчеркивает, и в последующие годы у них родилось семеро детей. Один из его сыновей погиб во время войны в Ливане в 1982 г.

До Нобелевской премии профессор Ауман удостоился множества других престижных премий: приз им. Гарвея по науке и технологии (1983), государственный приз Израиля за исследования в области экономики (1994), приз им. Эрвина Плейна Неммерса по экономике от Northwestern University (1998), приз “Эмет” по экономике (2002). Уже после получения Нобелевской премии, в 2006 г. он удостоился награды “Строитель Иерусалима”.

Наиболее важной из работ проф. Аумана считается его принцип повторяющихся игр, касающихся одних и тех же ситуаций, в которых игроки встречаются вновь и вновь. Его также запомнят в связи с его работой над концепцией коррелируемого эквилибриума в теории игр.

В настоящее время он занимает должность заведующего отделом исследования рациональности на кафедре математики и, будучи пенсионером, является почетным профессором Иерусалимского Университета.

Его интересуют такие темы как венчурные капиталовложения, Интернет, дети, педагогика и детское воспитание, еврейский Иерусалим и многое другое.

Э.Ш.: Профессор Ауман, мне бы хотелось начать с просьбы рассказать нашим читателем, тем из них, кто не слишком сведущи в экономике и не знаком с теорией игр, о своих открытиях в этой области, которые привели к присуждению Вам столь престижной премии.

П.А.: Теория игр - это наука, которая занимается взаимоотношениями между различными участниками, вернее, их интеракцией, взаимным влиянием сторон, которые преследуют различные цели. Самый простой пример - это игра. Настоящая игра, например, шахматы. Говорящие по-русски с этим хорошо знакомы. В шахматах каждая сторона хочет победить и понятно, что если белые побеждают, то черные проигрывают. Но ведь и черные хотят выиграть. Поэтому в данном случае цели не только разные, но и взаимоисключающие. И нет места ни для каких компромиссов.

Есть другие игры, более важные, как, например, в торговле, экономике, политике. И даже в природе, где цели сторон не обязательно противоречат друг другу, но они разные. В торговле, когда происходит обсуждение сделки, в которой кто-то хочет что-то продать, то продавец хочет договориться о цене более высокой, а покупатель стремится к более низкой. Однако обе стороны хотят, чтобы сделка состоялась. В этом случае цели не полностью противоречат друг другу, но они разные.

Все это игры. Игра - это ситуация, в которой участвуют несколько сторон, которые тем или иным образом действуют друг на друга, стремясь к различным целям.

Моя конкретная исследовательская работа связана с повторяющимися играми, то есть продолжительным взаимодействием сторон. Когда стороны, или “игроки”, встречаются вновь и вновь, и игра повторяется. Эту тему я разработал, и такая ситуация ведет к большему сотрудничеству. Когда встречаются раз за разом, имеется тенденция к большему сотрудничеству, тенденция быть более приятными в обращении и взаимодействовать. Вот за эту тему я и получил (Нобелевскую) премию. В основном, за эту. Были и другие работы, но эта - главная.

Э.Ш.: Как это связано с теорией разрешения конфликтов, которая так популярна в современном мире и так характерна для современной политики.

П.А.: Безусловно, связано. Конечно, в современной политике мы должны или хотим прийти к сотрудничеству в отношении жизни, чтобы каждый давал жить другому, не правда ли? Когда каждый живет сам по себе и дает другому жить в мире и спокойствии. Выясняется, что для этого требуется терпение. Это самое главное в этих вопросах. То есть, если мы хотим воспользоваться этой темой, что продолжительное взаимодействие приводит к сотрудничеству, то нужно иметь терпение, чтобы взаимодействие было продолжительным, чтобы интеракция повторялась, чтобы игра продолжалась, требуется терпение. Если мы хотим получить немедленный результат, то этот момент продолжительной интеракции теряет свою силу.

Э.Ш.: Можно ли это понять так, что с Вашей точки зрения, каждый конфликт дано разрешить?

П.А.: Вопрос здесь в том, насколько цели сторон взаимоисключающи. Например, если играть в шахматы каждый день из месяца в месяц на протяжении даже миллиона лет, то все равно здесь не будет места для взаимодействия и сотрудничества. Если цели сторон полностью противоречат друг другу, то нет, здесь нет места для сотрудничества. Но я думаю, что в реальной жизни, безусловно, есть место для взаимодействия людей, есть место для сотрудничества, даже если их цели совершенно разные, то и тогда можно жить вместе и дать другому жить продуктивно и даже помогать друг другу. Для этого нужно, действительно, чтобы каждая сторона приняла и согласилась, что вторая сторона добивается своих целей, и уважать цель второй стороны. Нужно усвоить тот факт, что у второй стороны есть свои цели, и позволить ей добиваться этих целей, и нужно идти на компромисс. Каждая сторона из двух - или если есть больше, чем два участника, то все стороны должны понять - что каждая сторона стремится к достижению своих целей.

Э.Ш.: Это естественным образом подводит нас к вопросу о нашем главном конфликте, ближневосточном, арабо-еврейском конфликте, который некоторые называют израильско-палестинским. Полагаете ли Вы, что это учение дает путь для разрешения этого конфликта?

П.А.: Безусловно. Я, конечно верю, что это учение может помочь здесь. Но я хочу вначале отметить ошибочность использования слова “палестинский”.

Э.Ш.: Именно поэтому я сказала “некоторые называют”…

П.А.: Слово “палестинский”, когда его используют, имея в виду только арабов, оно неправильно, ненастоящее, и вредно, не ведет к положительным результатам, вредит израильской стороне. Поясню. Во-первых, это просто неправильно. Эта земля, которую называют “Палестина”, это было еще во времена турков и британцев, особенно британцев, включало как арабов, так и евреев. Например, моя жена - палестинка. У нее есть палестинский паспорт, еще времен мандата, с фотографией и проч., на котором написано “Палестина”. Она палестинская еврейка или еврейская палестинка. Весь мир и, главное мы сами, израильтяне, приняли и согласились, что это понятие относится только к арабам, но это неверно. Есть как арабы, так и евреи - палестинцы. Это не только неверно, но и вредно, так как подразумевает, что арабы здесь “местные”, и земля как будто принадлежит им, а мы - пришельцы, колониалисты. Если бы это было хотя бы верно, но это не так. Район развился, уже сотни лет здесь живут евреи. В Иерусалиме уже больше ста лет назад было подавляющее еврейское большинство, евреев здесь больше чем всех других народов вместе взятых. Уже в 1885-1890 гг. здесь было еврейское большинство, значительно больше ста лет. Так что это понятие искаженное, неверное и вредное, и не будем им пользоваться. Можно говорить о палестинских арабах.

Э.Ш.: Так между кем и кем конфликт?

П.А.: Между евреями и арабами, и эту землю можно называть Палестиной и можно называть Эрец-Исраэль. И можно говорить в этом районе о евреях и арабах. Что касается местного конфликта, он разрешим. Здесь можно прийти к ситуации мира и спокойствия и уважение к желанию всех жителей региона жить в мире и спокойствии. Но для этого каждая сторона должна уяснить, что вторая сторона намерена здесь остаться. И я думаю, что арабы, по крайней мере, их руководство … я не говорю о человеке на улице, потому что арабы на улице - им тоже уже надоел этот затянувшийся конфликт, ведь это продолжается уже около ста лет. Враждебные действия начались с начала 20-х годов. Арабское руководство так еще и не уяснило тот факт, что евреи здесь и намерены здесь остаться. Они все еще надеются изгнать нас из этого района, по крайней мере, уничтожить еврейское государство. А мы им помогаем. Политика нынешнего Израиля помогает им, укрепляет их в мысли, что они могут изгнать нас отсюда. Мы совершаем в этом отношении большие ошибки.

Например, изгнание евреев из Гуш-Катифа было осуществлено под давлением арабов. Под давлением самоубийц, которые взрывались у нас, и мы были под давлением и думали, что … я просто не понимаю логики этих действий. Просто не вижу логики в этом, так как это явно укрепляет их в их иллюзии. Это всякому понятно, и не нужно быть нобелевским лауреатом в теории игр, нужно просто обладать здравым мышлением. Верно, что теория повторных игр позволяет добиться результатов… но нужно применять элементарный здравый смысл. Понятно, что если ты сдаешься под давлением, то ты вызываешь еще большее давление. Это ясно, как день.

Т.Л.: Эта теория - это своего рода математическая модель, которая является схематическим отражением действительности и дает математическое схематическое решение проблем? Как можно принять в расчет … Когда две стороны действуют логично в своих интересах, это можно учесть, но как можно принять в расчет действия сбесившегося лидера, который действует эмоционально и импульсивно?

П.А.: Вы имеете в виду Шарона?

Т.Л.: Не только его…

Э.Ш.: Шарона, безусловно, можно привести как пример.

П.А.: Но Вы правы, это, конечно же, был импульсивный шаг человека, который просто “упал на голову”. В этом не было никакой логики. Но что здесь интересно, это что, допустим, он упал на голову и делал импульсивные вещи, но ведь все пошли за ним. Это то, чего я не могу понять. Все пошли за ним. Каким-то образом здесь укоренилась идея, что посредством уступок, посредством отступления можно как-то прийти к миру. И этого я никак не могу понять, потому что это противоречит логике и здравому смыслу.

Э.Ш.: Но вокруг Шарона было очень много людей, которые и тогда понимали, что этого делать нельзя. И шепотом они это говорили. Но только шепотом! Это подводит нас к вопросу о системе принятия решений. Но прежде чем мы переедем к этому вопросу, я хочу задать Вам еще один вопрос, который характеризует этот конфликт. Ведь то, как мы говорили об этом конфликте до сих пор, он мог бы иметь место в любой другой точке мира и между двумя любыми другими народами. Но если мы говорим о том, что для победы в любой игре необходимо принять в расчет все факторы, то мы вынуждены признать наличие фактора, который выводит этот конфликт за рамки всяких сравнений. И если мы говорим о теории игр, то во всякой игре можно победить лишь при учете всех факторов. А если так, то невозможно говорить об этом конфликте без учета религиозного компонента. Поэтому вопрос: видите ли Вы этот конфликт как религиозный? И второй вопрос, непосредственно к этому примыкающий: можем ли мы говорить о создании некой формулы победы в этом конфликте и возможности его разрешения без учеты роли Вс-вышнего в истории еврейского народа?

П.А.: Во-первых, в основе я не вижу это как религиозный конфликт. Это конфликт между двумя этническими группами населения с разными культурными фонами. Это основа конфликта.

Т.Л.: Иначе говоря, религия ислама не представляет собой базу для конфликта, а скорее как используется конфликтующей стороной для своих интересов?

П.А.: Да, именно. Можно сказать, что это часть арабской культуры. Но я не думаю, что это основа конфликта. И с нашей стороны тоже он не является основой конфликта. С другой стороны, религиозный аспект очень важен. Особенно для нас, евреев. Что я имею в виду? Религиозные люди знают, почему они здесь находятся. Они знают, что они делают в Эрец-Исраэль, в государстве Израиль. Они стремились вернуться в Эрец-Исраэль уже на протяжении тысячелетий. Три раза в день ежедневно мы говорим “…по милости Твоей верни нас в Иерусалим”. Иерусалим и Эрец-Исраэль присутствуют в наших молитвах, в нашей культуре, в наших источниках тысячи раз. Это сердцевина нашего сознания. Таким образом, религиозные евреи знают, почему они здесь, они стремятся вернуться сюда. И они оказали большое влияние, превратив этот вопрос в основу еврейской культуры. Можно, конечно, быть евреем не будучи религиозным, но источник, безусловно, в религии.

Э.Ш.: Многие раввины говорят, что не бывает нерелигиозного еврея - можно быть евреем, не соблюдающим заповеди, но пока человек является евреем, он религиозный.

П.А.: Да, и это верно. Я говорил о соблюдении заповедей, но это, конечно, верно.

Э.Ш.: До тех пор пока человек считает местом своего рождения гору Синай, он является религиозным евреем.

П.А.: Верно. Основатели нашего государства получили сильное влияние культуры, основа которой в наших источниках, наших религиозных источниках. Но то, что произошло за время жизни поколений, за время, которое прошло со времени Бен-Гуриона. Шертока (Шарета), Голды Меир, Хаима Вайцмана, со времен Герцля, Ахад-Гаама, Усышкина, всех этих людей, которые были отцами сионизма, явилось следствие того, что они не были религиозными и не воспитали своих детей на основе той культуры, которая базировалась на наших источниках. Часть детей это еще получили, но уже в ослабленном виде, а в следующем поколении это было еще слабее и дальше еще слабее. В результате нынешние руководители государства просто не знают, что они здесь делают. И не только руководители. Потому что, в отличие от арабов, здесь есть демократия, и мы выбираем своих руководителей. Люди, которые выбирают, не знают, что они здесь делают. И вообще, для чего нужно еврейское государство. Интересно, что как раз олим из Росси, из Советского Союза, из бывшего СССР знают, что они здесь делают. Религиозные и нерелигиозные, те, которые соблюдают заповеди, и те, которые ничего не соблюдают. У русских евреев в сознании присутствует значительно больше настоящего сионизма, чем у многих евреев, которые тут родились. Потому что они знают, что значит быть евреем. Они сделали выбор, они приехали в Эрец_Исраэль осознанно. Те, что родились здесь, они просто родились здесь - их никто не спрашивал, хотят ли они здесь родиться. Они просто родились здесь, выросли здесь, влились в систему и не знают, что они здесь делают. В результате того, что люди не знают, что они здесь делают, имеется большое замешательство и растерянность, потому что непонятно, что происходит. В этой ситуации религия играет очень важную роль, потому что она дает мотивацию и ответ на вопрос - почему ты здесь, что ты здесь делаешь, почему нужно воевать здесь? Те, кто приехали сюда, сделав алию из других стран, особенно из тех стран, где евреям было плохо, как Россия, или те, кто приехали сюда, потому что понимают, что такое Эрец-Исраэль, так как получили правильное образование. Поэтому можно сказать, что религиозный сионизм формирует становой хребет, спину сионистского движения сегодня. Так что можно сказать, что религия не в центре, но она дает основу понимания того, почему мы должны быть здесь.

Э.Ш.: Это в значительной степени снижает меру ответственности основателей движения политического сионизма, которые говорили откровенно, что их целью является создать нового еврея, еврея, который не будет религиозным, создать еврейский народ, который будет как все народы. И это совершенно отделяет еврейский народ, от того нового народа, который возник здесь.

Т.Л.: Евреи из России имеют преимущество перед теми, что здесь родились и здесь воспитывались, потому что они не имели вообще никакой связи с иудаизмом. И когда они приезжают сюда, они открывают для себя иудаизм заново, и открывают его как он есть. В то время как родившимся здесь значительно труднее вернуться к нему после искаженного образа созданного системой образования.

П.А.: Да, это верно. Но думаю, что самое главное, что евреи России сами решили приехать сюда, это их решение, они приехали сюда вследствие своего стремления, и для них это важно. Потому что они это выбрали. В то время как родившиеся здесь, если бы их спросили. Хотят ли они быть здесь, многие из них сказали бы: я новый еврей, я хочу быть, как все народы, а если так, так чего же мне быть здесь, я могу быть среди всех народов. Почему человеку вообще жить в Израиле? Это место, безусловно, проблемное: нужно служить в армии, и даже если ты не погиб и не был ранен в ходе службы, а остался цел и невредим, то и тогда три года пропали. Зачем мне все это? Многие, когда их спрашивают, зачем ты живешь здесь, почему ты здесь, отвечают: я здесь родился, это общество я знаю, здесь у меня друзья, работа, я знаю этот язык, я, может быть, знаю немного английский или французский, но лучше всего я знаю иврит, так зачем мне ехать в другое место? Но особой любви у них к этому кусочку земли нет, а именно это необходимо, чтобы здесь выжить.

Э.Ш.: Это был первый вопрос, который меня ошарашил по приезде в Израиль. Я приехала сюда совсем молодей девочкой, в 24 года, и поехала знакомиться с семьей, которая прислал нам вызов - в России в те года нельзя было подать заявление на выезд без предъявления приглашения от “родственников в Израиле”. Так вот, мои “родственники” были иракского происхождения. В этой семье были девочки близкие ко мне по возрасту. И первый же вопрос, который они мне задали, был: “Почему ты решила приехать? Зачем? Что тебя сюда потянуло?” Я изумилась и спросила: “А вы зачем здесь?”. “Ну, мы здесь родились. Это наша родина. А ты родилась в России, значит твоя родина - Россия”. То есть, девочки, которые родились здесь и выросли в кибуце, не знали, что они здесь делают. И особенно, почему олим хотят приехать. В сущности, хотелось бы заострить: цели всех руководителей государства, которые являются потомками первых руководителей, являются продолжателями той же цели: превращения израильского народа из еврейского в народ как все.

П.А.: Я бы не стал так широко обобщать. Конечно, есть такие люди. Но есть и среди нерелигиозных евреев, среди тех, кто не соблюдает заповеди, есть какая-то еврейская культура. Конечно, это не горит у них в костях, но все же есть связь. Нельзя сказать, что жители этой страны отдалились. Может быть, руководство, элита… Особенно элита в СМИ… У политиков, у депутатов, министров, у главы правительства, безусловно, есть еврейская идентификация. Вот в СМИ в особенности наблюдается некоторое отдаление.

Э.Ш.: Это подводит нас к вопросу, которого Вы коснулись раньше: вопросу о системе принятия решений. Что в нашей системе способствует тому, что человек, который был избран на должность главы правительства во главе крупной партии и на основе определенной платформы, вдруг поворачивает все в противоположную сторону, берет линию своего противника, который был отвергнут народом на выборах, и проводит его политику? Причем он делает это не один - он проводит это решение через Кнессет, в котором за него голосуют люди, избранные на основании противоположной линии.

П.А.: Вы имеете в виду Шарона, конечно. Я хочу сказать, что это не совсем верно. Шарон говорил в ходе избирательной кампании и намекал весьма прозрачно, если и не на эту линию, то во всяком случае, что мы стоим перед болезненными уступками. То есть он говорил и подчеркивал это. И с этой точки зрения он был честен. То есть существовал образ правого Шарона, но он давал понять, куда он намерен идти, и за это я его уважаю. Мы не хотели это слышать, но это уже наша вина.

Э.Ш.: Однако линия на одностороннее отделение от сектора Газы - это была линия Мицны, который стоял во главе “Аводы”.

Т.Л.: И Шарон был резким противником этой линии самым категорическим образом.

П.А.: Но я хочу сказать что-то другое. Через полгода после размежевания состоялись выборы, и, по сути, выборы в марте 2006 г. можно рассматривать как референдум об изгнании: дает ли народ разрешение на это. Так как часть программы Ольмерта было продолжение изгнания - изгнание из Иудеи и Самарии?

Э.Ш.: Сколько процентов проголосовало за Ольмерта?

П.А.: Это неважно. 25%?

Э.Ш.: Но ведь почти 40% вообще не приняли участия в голосовании в знак протеста.

П.А.: Но и это тоже способ самовыражения. Они сказали: мне это не так уж важно, у меня есть другие занятия. Здесь явно просматриваются две линии: либо в поддержку того, что сделал Шарон, либо безразличие. И Ольмерт превратился в главу правительства, причем в результате поддержки большого количества избирателей. В том числе “Еврейство Торы” и ШАС, которые готовы были поддержать это, потому что у них в голове есть другие вещи. Им важно образование, другие проекты. И другие вещи их не интересуют - и это тоже своего рода безразличие. И была, разумеется, “Авода” и сам Ольмерт, и более левые. Одним словом, было проявление демократии, и я не думаю, что демократия здесь провалилась. Никто ничего не исказил, я тут не могу согласиться с Вашей постановкой вопроса. Это следствие того образа мысли, который тогда превалировал. И мне кажется, что с тех пор люди очнулись. Если бы выборы были сегодня, я хочу надеяться, что результаты были бы иными. Мне думается, что с тех пор люди поняли, что изгнание привело к войне в Ливане, что Ливанская война лета 2006 г. была прямым следствием изгнания. Оно привело к обстрелам Сдерота, которые продолжаются до сих пор. Это привело к победе ХАМАСа в Газе и изгнанию оттуда Абу-Мазена. Это привело ко многим вещам, которые нежелательны для нас, и большинство народа их не хочет. И я думаю, что сегодня люди это понимают. А тогда это был процесс, который народ принимал. Так что я не скажу, что система выборов не имеет значения, она очень важна, но в данном случае я думаю, что Ольмерт был избран, и неважно по какой системе, а важно, что его политика пользовалась очень широкой поддержкой в народе. Сегодня я думаю, что у него нет поддержки. У него нет сегодня поддержки, потому что результаты, о которых мы знали заранее, я знал, и Вы знали, потому что это не только теория игр, но и элементарная логика и здравый смысл - эти результаты реализовались. И сегодня многие люди, которые в прошлом эту политику поддерживали, уже не поддерживают ее больше.

Т.Л.: Как Вы можете объяснить, что все пошли с Шароном, как случилось, что он практически перекупил депутатов Кнессета, которые за него проголосовали?

П.А.: Нет, нет, это не так. Я с этим не согласен. Он не только купил. Я разговаривал тогда со многими людьми. Мне кажется, что мы упускаем здесь главное: что сумасшествие охватило большую часть страны. Могу вам сказать, что очень многие в армии, люди, которых я очень хорошо знаю и люблю, высокопоставленные офицеры в армии, и просто офицеры и просто солдаты, принимали участие в этой операции не потому что их купили, и не только по приказу. Я говорил с этими людьми, некоторые из которых очень близки со мной, много ближе, чем вы думаете, и они говорили мне, что участвуют в этом по убеждению. Это значит, что это было какое-то национальное помешательство.

Э.Ш.: А сегодня они видят это как ошибку?

П.А.: Думаю, что да.

Т.Л.: И все же в отношении Шарона нельзя забывать о том, что были его уголовные дела.

П.А.: Это верно. Были уголовные дела, и возможно, что это было частью его мотивации, и может быть, целой мотивацией. Но тут я должен сказать: система правосудия в Израиле в совершенно жутком состоянии. Суд полностью коррумпирован! То, что произошло с Шароном, это не единственный случай, но просто самый громкий. Изо дня в день сообщалось, что Шарона допрашивают, с предупреждением, без предупреждения, в его канцелярии, в полиции. Каждый день об этом говорилось. И вдруг он объявляет о размежевании - и полная тишина! И не просто тишина, но и тишина со стороны полиции, тишина со стороны юридического советника… Все это коррупция.

Т.Л.: Мы говорили о роли прессы, говорили о судебной системе. Но ведь за всем этим есть еще дело Сирила Керна, который, по сути дела, был подставным лицом - деньги на деле были от Мартина Шлаффа. Это с одной стороны. С другой - есть Сорос с его деньгами. И эти люди, которые находятся заграницей и которые готовы демонтировать Израиль, если им это понадобится, засылают сюда немалые деньги и оказывают влияние самое пагубное. И на СМИ, и на депутатов Кнессета, и на глав правительства. Разве все это недостаточный признак того, что система требует изменения?

Э.Ш.: Что в нашей системе позволяет оплачивать из-за границы ту или иную политику наших правителей?

Т.Л.: Ведь, например, президент США не может дать финансовых обязательств без разрешения Конгресса. Здесь глава правительства может раздавать части Эрец-Исраэль без чьего-либо одобрения.

П.А.: Но он поучил одобрение Кнессета, не надо преувеличивать. Кроме того, я должен сказать, что все эти подробности, о которых Вы упомянули, мне неизвестны. Потому что я человек, который не читает газет, не смотрит телевизор, не слушает радио. Поэтому все эти подробности мне неизвестны, и о них я не хочу говорить. Но вот хочу сказать, что глава правительства все же получил разрешение Кнессета на осуществление изгнания. Так что не стоит преувеличивать. Ситуация у нас достаточно скверная и без преувеличения. Еще раз говорю - это было всенародное помешательство, не только руководства, но и народа. Сегодня народ изменился. Между прочим, я против коллективных наказаний против арабов, типа отключения электричества. Я считаю, что нужно продолжать точечные ликвидации и не бояться того, что какие-то люди находятся вблизи цели. Пусть не стоят вблизи цели.

Э.Ш.: О недавно созданном Вами фонде: его цели и задачи.

П.А.: Название фонда - Фонд за независимость Израиля. Это фонд, который призван служить общим целям на нашем фланге политической арены, в противовес “Фонду нового Израиля”, который обслуживает цели в левой части политической карты. Например, они поддерживают арабскую организацию “Адалла”. Фонд за независимость Израиля призван поддерживать организации более национальные, сионистские, а не пост-сионистские.

Э.Ш.: Как Вы бы определили роль дела Полларда в сегодняшней израильской политике?

П.А.: По делу Полларда. Я вижу сейчас более активную деятельность, и благословляю ее. А вообще я вижу дело Полларда как наш национальный позор. И я не обращаю свои претензии к президенту Бушу. Он меня не представляет. Всегда, когда что-то не в порядке, я сам себя спрашиваю: Исраэль, что ты не так сделал, где ты допустил промах? И я задаю это же вопрос в национальном масштабе. Не Буш - Буш не отвечает перед нами и ничего нам не должен. Он отвечает перед американским народом, и что он делает - это его проблема. Я спрашиваю себя - что мы сделали в деле Полларда? И мое очень сильное впечатление, что мы не только ничего не сделали, но, напротив, посылали очень четкие сигналы, что мы не заинтересованы в его освобождении. И это, по моему мнению, преступление моральное, преступление национальное.

Э.Ш.: Позвольте поблагодарить Вас за интервью и пожелать Вам успехов в Ваших дальнейших исследованиях.
Last edited by igorp on 02 Feb 2008, 01:29, edited 1 time in total.
Так и остается загадкой, как удaлoсь М.Карпову сoврaть в 3.3 рaзa бoльше чем Бaрaк...
Помогите Марку с ответом.

igorp
В реале Игорь Пекер
Posts: 17123
Joined: 22 Nov 2001, 02:00
Location: Ришон, Израиль
Contact:

Postby igorp » 02 Feb 2008, 01:28

дубль
Last edited by igorp on 04 Feb 2008, 02:24, edited 1 time in total.
Так и остается загадкой, как удaлoсь М.Карпову сoврaть в 3.3 рaзa бoльше чем Бaрaк...
Помогите Марку с ответом.

igorp
В реале Игорь Пекер
Posts: 17123
Joined: 22 Nov 2001, 02:00
Location: Ришон, Израиль
Contact:

Postby igorp » 02 Feb 2008, 23:34

"Гаарец": Черчилль отдал Эрец-Исраэль сирийцам в 1944 году
последнее обновление: 31 января 2008 г., 11:51

Согласно секретным документам, хранящимся в французских архивах времен Второй Мировой войны, в 1944 году британское правительство во главе с премьер-министром Уинстоном Черчиллем и министром иностранных дел Энтони Иденом предложило президенту Сирии Шукри аль-Куватли проект создания Великой Сирии, включающей в себя Сирию, Ливан, Трансиорданию и Эрец Исраэль, в обмен на изгнание французов из Леванта.

Информация об этом предложении и заключенном в 1945 году между правительством Великобритании и президентом Сирии секретном договоре опубликована сегодня в приложении газеты "Гаарец".

В рамках секретного соглашения Великобритания обязалась запретить въезд в Палестину еврейских эмигрантов, продлить действие "Белой книги" (отчет о политических мероприятиях британского правительства в подмандатной Палестине, представляемый парламенту. Всего было выпущено шесть таких отчетов, причем последние из них носили четкую антисионистскую направленность), защитить Сирию от французской и любой другой внешней угрозы.

Взамен, Сирия соглашалась принять протекторат Великобритании, включая следование британской внешней политике, участие британских офицеров в создании и обучении сирийской армии, и предоставление лицензий на поиск и добычу полезных ископаемых.
<=
Britain's treachery, France's revenge
By Meir Zamir Last update - 17:12 01/02/2008

Tags: Britain, France, Syria

In the summer of 1944, when soldiers of Free France were still fighting alongside the British against the Nazis in Europe, the two colonial powers were engaged in a clandestine struggle in the Middle East. That summer, French intelligence scored a major coup over its British counterpart in the region. The French recruited a Syrian agent who had access to top-secret correspondence between Syrian leaders - among them President Shukri al-Quwatli and Foreign Minister Jamil Mardam (who later became prime minister) - and leaders of neighboring states. French intelligence also obtained reports sent by Syrian diplomats in London, Washington, Moscow, Paris and a number of Arab countries.

The identity of the Syrian agent is unknown, but cables transmitted between Beirut and Paris suggest that his recruitment involved large payments. The information he obtained was sent every week or two, in packages of 40 or 50 documents, from Damascus to French intelligence headquarters in Beirut, where they were translated from Arabic into French. An intelligence officer or a translator sometimes added notes. The French attached great importance to the speedy transfer of the translated documents, so much so that they allotted a special plane for this purpose. Extreme precautionary measures were taken to preserve the secrecy of the operation, and only a few officials were permitted to see the documents. There was also a ban on their transferal to the French Foreign Ministry. One copy was sent directly to the office of General Charles de Gaulle, who sometimes added his comments and issued appropriate instructions.

After the war the French sought to regain control of Syria and Lebanon, but Syria constituted a distinctive problem, in that its independence had been declared already in 1941, after joint forces of Britain and Free France liberated the country from the rule of the Vichy regime. From then until 1945, de Gaulle tried to force a treaty on Syria that would ensure France privileged status. After he understood that a Syrian-French agreement was not possible due to Syrian and British opposition, de Gaulle decided in April 1945 to send military reinforcements to Syria and Lebanon. This move, coupled with the harsh response of the French on May 8 in the city of Setif, Algeria, where French forces massacred thousands of Algerians who were demonstrating for their country's independence, badly rattled the Syrian president. Quwatli feared that he would suffer the same fate as Emir Faisal, who was expelled from Damascus by the French in July 1920.
Advertisement

At the end of May 1945, French forces attacked governmental institutions in Syria. On May 30, General Bernard Paget, the commander in chief of the British forces in the Middle East, issued an ultimatum to the French to hold their fire immediately and return to their barracks, or face a confrontation with far superior British forces. De Gaulle and the provisional French government had no choice but to comply. In the weeks that followed, with the tacit consent of the British, Syrian nationalists massacred scores of French citizens, and looted and destroyed the offices of French companies and French cultural, educational and religious institutions. Thus did French rule in Syria reach its violent and abrupt end.

In one of the most dramatic moments of the Syrian crisis, General de Gaulle told Duff Cooper, the British ambassador to Paris: "We are not, I admit, in a position to open hostilities against you at the present time. But you have insulted France and betrayed the West. This cannot be forgotten." On that same day, June 4, 1945, Cooper wrote in his diary: "He is genuinely convinced that the whole incident has been arranged by the British so as to carry out their long-planned policy of driving the French out of the Levant in order to take their place."

It now emerges that de Gaulle had concrete proof that "perfidious Albion" had struck again. That proof is contained in Syrian documents from 1944-1945, and some from 1947, which are preserved in the French archives and have now been made available to researchers. British Prime Minister Winston Churchill, Foreign Secretary Anthony Eden and the rest of the British diplomatic corps persisted in their denials. Britain, they asserted, had no surreptitious motives in Syria and Lebanon, and in fact had mediated between Syria and France in an effort to reach an agreement. Britain?s decision to intervene was the direct result of de Gaulle's aggressive policy, and his suspicions concerning Britain's role in the Levant bordered on paranoia and Anglophobia.

De Gaulle, for his part, was as good as his word: He never forgot and never forgave the British for one of the most galling and humiliating episodes he endured in his long career. In his memoirs he repeats obsessively his accusations against the British, for having betrayed France and exploited its passing weakness in order to dislodge it from a region in which it had religious, cultural and economic ties for hundreds of years. Britain, de Gaulle maintained, had generated the Syrian crisis deliberately in order to remove France from the Middle East, because France constituted an obstacle in its path toward creating an Arab federation under British hegemony. De Gaulle also accused Churchill of attempting to take advantage of the Syrian affair in order to oust him as head of the provisional French government.

Arab historians have described the crisis of May-June 1945 as a heroic uprising by the Syrian nationalists, who expelled the French from their country and thereby ensured its full independence. To this day, the Syrians mark the French departure in the form of a national holiday. But a perusal of hundreds of Syrian documents now available in French archives will oblige scholars to reexamine the history of the region, taking into consideration the secret alliance between Britain and Syria, which allowed Britain to exercise considerable control in Syria until 1948. Such a study may well have far-reaching implications for the history of the struggle to establish the State of Israel.

Vanquishing Syria

De Gaulle's feeling of betrayal was heightened by the fact that the officer who represented Britain in Syria and Lebanon during the war years was General Edward Spears, who had extricated de Gaulle from France at the last minute before the Nazi conquest. On August 5, 1944, Spears sent Riyad al-Sulh, the Lebanese prime minister, on a secret mission to Damascus. So strict was British security that Sulh learned the exact purpose of his mission only when he met with the British consul in the Syrian capital. The consul dictated to Sulh a proposal from His Majesty's Government to the Syrian government; Sulh was to convey the proposal to Saadallah al-Jabiri, the Syrian prime minister, who was also Sulh's father-in-law.

The British proposal included, among other points, Syria's unification with Transjordan and Palestine to create "Greater Syria." Syria would also have to accord Britain preferential status in military, economic and cultural matters and not sign any agreement with other countries without prior consultation with London. To persuade the Syrian leaders to agree to these terms, Britain was ready to commit itself to defend Syrian independence in the face of external aggression, continue the White Paper policy in Palestine and put a complete halt to "Jewish ambitions."

This clandestine British proposal to the Syrian government shows that, contrary to what has been believed until now, in August 1944 the British government gave its representatives in the Middle East the go-ahead to implement Iraqi Prime Minister Nuri al-Said's "Fertile Crescent Plan." This entailed forming Greater Syria by integrating Syria with Transjordan, Palestine and Lebanon. At a later stage, Greater Syria would be united in a federation with Iraq. The Christian minorities in Lebanon and the Jews in Palestine would enjoy autonomy.

The document elaborating the British proposal shows that after three years of objecting, Churchill and Eden finally accepted the approach of their representatives in the Middle East and adopted a strategy congruent with the surging force of pan-Arabism. The obstacles were formidable: Britain had to oust France from the Levant, violate its commitments to the Zionist movement just when the scale of the Holocaust in Europe was becoming apparent, and depose Jordan?s Emir Abdullah. In addition, Britain could be certain that its moves would anger the United States and the Soviet Union alike. Nevertheless, Churchill and Eden, and afterward Clement Attlee and Ernest Bevin, allowed a group of overconfident diplomats and army officers to drag them into a costly adventure, which was to put an end to British hegemony in the Middle East six years later.

Between August 1944 and May 1945, the major obstacle to the implementation of Britain?s plans was the obdurate opposition of president Quwatli, who in the preparatory meetings for the establishment of the Arab League, supported the Egyptian-Saudi camp against Iraq. The British and Syrian documents present a clear picture of the pressure the British and the Iraqis applied on Quwatli. They led de Gaulle, who closely followed the British and Iraqi intriguing, to remark that the Syrian president was "the sole sincere politician in those countries." To Georges Bidault, his foreign minister, he noted the "duplicity" of the British government, which in London was still promising to persuade Syria and Lebanon to conclude treaties with France, while in Damascus its representatives were secretly trying to get the Syrian government to sign a treaty with Britain.

The final stage in this British campaign of intrigue, provocation and pressure was played out in May 1945, with the aim of coercing Quwatli to sign an agreement with Britain. The secret British efforts to expel France from Syria were coordinated by Colonel Walter Stirling (who sometimes operated in the guise of a correspondent for The London Times). In a report dated May 22, Stirling described a scene which could have come straight out of a Shakespearean tragedy: Even as Mardam was plotting to replace him, Quwatli was lying sick in bed, clutching a piece of paper on which the American consul general, George Wadsworth, had written - in the name of his government - an undertaking to back Syria's struggle to free itself from colonial rule. Quwatli declared to Stirling that the United States was the Arabs' best friend, whereas the British were egoistic and could not be relied upon for very long as they changed their position according to their interests.

On May 29, at the height of the French assault on his government's institutions, Quwatli finally gave in to the British and agreed to subject his country to British hegemony, in return for Britain's defense of Syria against the French. The following day General Paget issued the ultimatum to the French forces to observe an immediate cease-fire. The documents in the French archives show that the secret agreement was concluded hastily and consisted of seven letters: five from President Quwatli to Terence Shone, the British minister in Syria and Lebanon (to which Mardam was a cosignatory) and two from Shone to the Syrian president. Additional correspondence relating to the agreement was exchanged between Quwatli, Mardam and Shone between June 2 and July 2.

All five letters Quwatli sent open with the same sentence, in which the Syrian president swears on his honor, in his name and on behalf of the Syrian nation to establish Greater Syria; to grant Britain concessions for oil exploration in Syria and a preferential political, economic and financial status in the country; to adopt a foreign policy compatible with Britain's; and to allow Britain a role in establishing the Syrian army. Apparently Quwatli's immediate concern was that his commitment to the British remain absolutely secret, and Shone?s two letters to him undertook, on behalf of his government, not to divulge the existence of his letters.

In the years that followed, Quwatli and Mardam enjoyed the admiration of the Syrian public in particular and of the Arab world as a whole for having led Syria to full independence without any foreign presence. But the Syrian documents reveal the extent of British control in Syria and the various methods the British employed to ensure that Quwatli would toe the line. The British continued to exploit Damascus' fear of the return of the French and further heightened it by emphasizing the Zionist and Soviet threats, as well as the ambitions of Emir Abdullah to crown himself king of Greater Syria.

At the end of 1945, the new Labour government took advantage of Syria's fears of a possible change in British policy to ensure that Damascus would uphold its May 1945 undertakings to Britain. In pro-British Iraq, Nuri al-Said took steps to coordinate Syria?s foreign policy with that of Iraq in regional and inter-Arab relations. British officers were employed in the Syrian army, although officially it was claimed that they had been hired privately by the Syrian government. British intelligence also used Syrian agents for subversion against France in North Africa. However, the major obstacle to the Anglo-Iraqi-Syrian plan was not France, but the thrust of the Zionist movement to establish a Jewish state in Palestine.

In the service of Britain

In June 1945, in a debate in the French Consultative Assembly on the Syrian crisis, Bidault warned the British: "Hodei mihi, cras tibi" (in Latin: It is my lot today, yours tomorrow). Indeed, in the following years French intelligence did its utmost to exact a high price from Britain in the Middle East. The French were not motivated purely by revenge, but also by the ambition to restore their influence in the Levant, particularly in Lebanon, and counter British subversion in North Africa. The Syrian Foreign Ministry's documents, which the French received from their agent in Damascus, afforded them ample opportunity to act against the British in the Middle East, as well as against the governments of Quwatli-Mardam in Syria and of Sulh in Lebanon. In the period 1945-1948, the most effective French weapon against Britain in the Middle East was its support for the struggle of the Zionist movement. In a meeting held on October 6, 1945, with Marc Jarblum, head of the Zionist organization in France, de Gaulle stated that "the Jews in Palestine are the only ones who can chase the British out of the Middle East." On November 10, in a visit to Paris, David Ben-Gurion, head of the Jewish Agency, was told by foreign minister Bidault that France supported the Zionist cause.

Syrian documents recently uncovered shed new light on events that led to the establishment of the State of Israel and call for a reexamination of certain basic beliefs concerning British policy in Palestine from 1945-1948. The British proposal to Syrian leaders in August 1944 and the secret Anglo-Syrian agreement of May 29, 1945, reveal that Britain had assured Syria - a country not previously known to have been under British hegemony - that it would limit Jewish immigration and thwart the emergence of an independent Jewish state in Palestine. The agreement also reveals that by the summer of 1945, Britain had already formulated a Middle East policy based on an Iraqi-Syrian alliance, which included a plan for the formation of Greater Syria, which was to include Palestine. That policy patently could not accommodate the creation of an independent Jewish state in any part of Palestine.

Hundreds of Syrian diplomatic documents covering the period June-December 1945 provide details of negotiations between Syria and other Arab states and Britain's new Labour government on the Palestine question. It becomes apparent how the future of Palestine played a key role in inter-Arab rivalry and how the British government invoked the Zionist threat to ensure that the Syrian leaders abided by their secret undertaking to Britain.

Neither American warnings, Soviet threats, pressure by the kings of Egypt and Saudi Arabia, nor criticism by Syrian representatives in Washington and Paris were able to detach Quwatli and Mardam from their commitments to support British policy. Whenever Quwatli, under Saudi and Egyptian pressure, sought to free himself from the grip of the British, they played the French and Zionist cards, while the Iraqi government drew on pro-Iraqi Syrian politicians, particularly in the Aleppo region, to withstand the pressure. And always hovering in the background was the dreaded Emir Abdullah and his ambitions for the Syrian crown. Each time it seemed that Quwatli was no longer heeding "British advice," British agents in Syria or Transjordan, including Colonel Stirling, gave large sums of money to tribal sheikhs in the Syrian desert in return for their
declared allegiance to Emir Abdullah.

The British exploited the Zionist aspirations for a Jewish state in Palestine not only to threaten the Syrians, but also to induce them to cooperate. Indeed, following the secret Anglo-Syrian agreement, Quwatli and Mardam began to assume direct responsibility for ensuring that Palestine would become an integral part of Greater Syria, controlled by them from Damascus. Subsequently, in addition to rejecting the Zionist thrust for a Jewish state, the Syrian leaders also rebuffed the demands of the mufti of Jerusalem, Haj Amin al-Husseini, for an independent Palestinian state under his control. Thus, for example, Mardam warned the British that France was using the mufti, who received political asylum in France in 1945-1946, to subvert the Syrian and British interests. In 1947-1948, Quwatli and Mardam clashed repeatedly with the mufti, particularly over the appointment of Fawzi al-Qawuqji as head of the Arab Army of Salvation.

De Gaulle and Truman

The Syrian documents enhance understanding of two significant events on the road to Israel's establishment: President Harry S Truman's letter of August 31, 1945, to British prime minister Attlee, demanding that Britain allow the immigration of 100,000 Jewish refugees from camps in Europe to Palestine; and the well-known speech by Soviet foreign minister Andrei Gromyko in the United Nations on May 14, 1947 endorsing the establishment of a Jewish state.

Ten days before Truman sent his letter, de Gaulle visited the United States for a first meeting with the president. De Gaulle attached considerable importance to the visit, as France desperately needed the United States' support for the restoration of its Great Power status in Europe and in its overseas colonies, particularly in Indo-China, and for solving its pressing economic problems. The Syrian crisis had greatly damaged France's standing in the United States, so it was vital for de Gaulle to prove to the Americans that Britain, which had conspired with the Syrians to expel France from its mandated territories, was the real culprit.

It can be assumed that to ensure secrecy, de Gaulle would have revealed details of the Anglo-Syrian agreement only to president Truman. In any event, from August 22-24 the two leaders held three meetings. On the 24th, the Syrian ambassador to Washington, Nazim al-Qudsi, reported to Damascus that he had been urgently summoned to the State Department and asked to present his government's response to the question of whether Syria had agreed to unite with Iraq and whether the Syrian government was colluding with the British government to this end.

Puzzled, the Syrian diplomat, who knew nothing about any such agreement, immediately transmitted the American request to Damascus. The denial by Syrian Prime Minister Faris al-Khuri did not allay American suspicions. On August 25, al-Qudsi reported that he had learnt that the United States would support the Jewish cause in order to prevent total British control in the Middle East. Six days later, President Truman sent his famous letter to the British prime minister.

In the following months, al-Qudsi reported on extremely hostile statements by American officials against the British and Syrian governments. Secretary of state James Byrnes stated that the British wanted to expel the French from Syria and Lebanon only to take over the oil resources. An American official wondered whether the United States had recognized Syria?s independence only to see it come under British control, adding that "Britain, at this stage, is the true master of your country." Another diplomat declared that "Britain's intervention was intended to subjugate you and your economy, which is to say, it only seeks to colonize you." A further report reveals the Americans' opinion of what they viewed as ruinous British policy in Palestine. According to one diplomat, the British were responsible for the chaotic situation there, and he cautioned his Syrian interlocutor that Britain was exploiting the Jewish-Arab conflict in order "to achieve control in all the Arab states."

The Syrian diplomatic correspondence reveals also the intense Anglo-American rivalry over the exploitation of the Syrian economy. The British used their influence there to further the interests of British companies, at the expense of American firms. Terence Shone, now the British ambassador to Damascus, went so far as to warn Mardam against allowing American banks to operate in Syria, as "that would constitute capitalist colonial exploitation of the Syrian economy."

The Syrian government's refusal in 1947-1948 to grant a permit to the Trans-Arabian Pipeline company - Tapline - to lay an oil pipeline from Saudi Arabia through Jordan and Syria to the Mediterranean coast in Lebanon only increased American anger. Externally, it appeared that the Syrian government was acting in line with secret decisions made by the Arab League to boycott the Americans and the British because of their Palestine policy. In fact, the Syrians' refusal was tacitly encouraged by the British. In any event, Truman held the British government responsible and constantly pressured Bevin to compel Syria to grant Tapline the necessary permits.

What did Ben-Gurion know?

The French were more than happy to supply president Truman with new proof of British scheming, particularly in Palestine. But did France inform the Soviet Union of the secret Anglo-Syrian agreement or of the British intention to forge an anti-Soviet regional alliance with the participation of Iraq, Syria and Turkey - a plan they also learned about from the British-Syrian correspondence? If the Soviets had known of this, they would certainly have done their utmost to foil the British designs in the region overall and in Palestine in particular. A comparison of the British-Syrian and Soviet-Syrian correspondence indeed reveals a recurrent pattern: Issues secretly raised by the British with the Syrians were referred to by the Soviets within days. For example, when the British demanded that their armed forces remain in Syria even after the French evacuation, the Soviet representative in Damascus, Daniel Solod, immediately protested. When the British invited the Syrian government to send delegates to a secret conference in London to discuss the defense of the Middle East against external threats, a Soviet official in Moscow protested to the Syrian representative, Faiz al-Khuri. These and other examples suggest that France kept the Soviets abreast of British activity in the Middle East and North Africa.

A more intriguing question is whether the French passed on information from their Syrian source to the heads of the Jewish Agency, David Ben-Gurion and Moshe Sharett. Was Ben-Gurion?s almost prophetic ability during 1945-1948 to foresee regional and international developments and prepare the Yishuv (the Jewish community in Palestine) for a military confrontation with the Arab states based on prior knowledge of British and Arab secret intentions? Did his distrust of Britain's role in Palestine, portrayed by historians as "obsessive" and "paranoid," derive, like de Gaulle's suspiciousness, from accurate intelligence? Was Ben-Gurion?s belief that the British were involved in a secret conspiracy with Arab leaders to prevent the establishment of a Jewish state based on information provided by the French? And did his fateful decision to declare the establishment of the State of Israel on May 14, 1948 - and later to impose major operational decisions on his generals - stem from secret information he received from the French about the Arabs' military plans?

Initial research was carried out in the last two months in three archives (the Ben-Gurion archives in Sde Boker, the Haganah archives in Tel Aviv and the Central Zionist Archives in Jerusalem), and Ben-Gurion's diaries, particularly his war diaries for December 1947-July 1949, were also consulted, with the aim of discovering whether information from the Syrian documents was made available to Ben-Gurion and whether he knew its exact origin. Also examined were the modes by which intelligence information was transmitted and those who were possibly involved on the Israeli side.

Within the framework of this article only a few of the findings can be cited. For example, on October 15, 1944, Ben-Gurion met in Beirut with General Paul Beynet, the French delegate general in Syria and Lebanon. Their meeting was probably arranged by Eliyahu Eilat (Epstein), who had met Beynet on September 6, a month after French intelligence learned of the secret British plan to expel France from Syria and Lebanon and foil the establishment of a Jewish state. Ben-Gurion recounts his meeting with General Beynet at length, particularly the emphasis he laid on the importance of a Jewish state for the existence of a Christian Lebanon.

On November 23, 1944, Ben-Gurion wrote in his diary that he had sent a letter with Captain Blanchard to Marc Jarblum, the representative of the Zionist Organization in France. Blanchard was an intelligence officer who had served with the forces of Free France in Syria and Lebanon during the war. In 1945, together with Tuvia Arazi, an intelligence officer and a liaison between the Jewish Agency and Free France, he accompanied Ben-Gurion to some of his meetings with French officials in Paris. Blanchard continued to be involved in the secret contacts between France and the Zionist movement or Israel in the following years. Ben-Gurion was in Paris in May and June 1945, when the Syrian crisis erupted. His diary entries show clearly that he endorsed wholeheartedly the French charges against the British. If Britain was ready to go to such extremes against France in Syria and Lebanon to ensure its regional status, it was obvious to him that it would be ready to impose its own solution on the Yishuv as well. In a diary entry on June 8, he noted that the French were seeking the cooperation of Jewish groups in order to undermine security in Palestine and that emissaries of the underground breakaway militias Etzel and Lehi had visited Beirut.

By September, it had become apparent that the Labour government did not intend to modify British policy in the Middle East. The French learned this from the Anglo-Syrian correspondence. On October 1, Ben-Gurion sent his well-known directive from Paris to Moshe Sneh, the head of the Haganah, instructing the defense forces to cooperate with Etzel and Lehi in armed resistance against British rule. The establishment of the united resistance movement was seen at the time as an extreme measure and was strongly criticized by some of Ben-Gurion's colleagues, as this ended a quarter-century of close cooperation between the Zionist movement and Britain. Ben-Gurion remained in Paris throughout nearly the whole of 1946 and early 1947, directing the struggle against the British from his temporary headquarters in the Royal Monceau Hotel on Avenue Hoche.
Other important discoveries relate to the three agreements the Jewish Agency entered into in 1946 with Egyptian Prime Minister Ismail Sidqi; with Emir Abdullah; and with the Maronite Church on a compromise solution for Palestine based on partition. These agreements can be better understood if one takes into account that all four parties involved were adversely affected by the Anglo-Iraqi-Syrian deal of 1945. The French provided details of the Anglo-Iraqi intrigues to the Egyptians and the Maronite church. As for Emir Abdullah, he may have heard about them from officials of the Jewish Agency, with which he had maintained close ties since the 1930s.

The British withdrawal

The Syrian documents reveal the close ties that were formed between Lebanese Prime Minister Riyad al-Sulh and Brigadier Iltyd Clayton, whose official position was liaison officer to the Arab League in the British Middle East Office in Cairo. From 1946-1948, Sulh played an important part in the meetings of Arab leaders concerning Palestine, while Clayton had a key role in the British intelligence service in the Middle East after World War II.

The Syrian documents also show that in the summer of 1947, the Syrian leaders were concerned about some of Sulh's improved relations with France and his collaboration with the mufti, who then resided in Beirut. The Syrian ambassador in London, Najib Armanazi, who spoke with General Spears, informed Mardam that Sulh?s policy was being coordinated with the British. In another report, Armanazi informed Mardam that Clayton had received a "carte blanche" to promote the Greater Syria plan, which was "still on the table." After meeting Sulh in Beirut, Mardam reported to president Quwatli that Sulh's activities were indeed being coordinated with the British. At the end of September 1947, a Haganah intelligence agent reported that Riyad al-Sulh and the mufti, with tacit British support, were planning to foment protests and strikes by Arab Palestinians in early October against the emerging partition plan. The report added that armed bands would be allowed to cross the border from Lebanon and attack Jewish settlements in the Galilee. It is noteworthy that in September and October, Brigadier Clayton was in Lebanon, where Arab League meetings took place to formulate joint Arab diplomatic and military policy in Palestine. Arab affairs experts who were advising Ben-Gurion doubted the agent's reports, but another expert on the subject, Jewish Agency representative Eliahu Sasson, who arrived in New York from Paris on the eve of UN discussions on partition, warned that these activities were being coordinated with the British.

In the next two weeks, Ben-Gurion placed the Yishuv on alert; forces were mobilized and sent to the Galilee, and Jewish settlements were fortified. Some historians have viewed this as an overreaction and a sign of panic, while others see it as merely a military exercise intended as a warning to the British. But if we take into account the information obtained by the French from their Syrian source on the close collaboration between Sulh and Clayton, which they had surely conveyed to Ben-Gurion or to the Haganah, Ben-Gurion's reaction is more readily understandable.

At the end of 1947 and in the early months of 1948, the French continued to send reports of Sulh?s collaboration with Clayton, in some cases via Morris Fischer, a Yishuv intelligence officer who served with the forces of Free France in Syria and Lebanon until 1945, and was afterward appointed Jewish Agency representative in Paris. (He became nascent Israel's first ambassador to France.) For example, on January 13, Fischer reported that Clayton had reached a secret agreement with Sulh on the withdrawal of the British forces from the Galilee to Haifa, to give the Arab Army of Salvation freedom of maneuver.

These examples, and others not cited here, do not by themselves necessarily constitute unequivocal proof that the French shared information they gleaned from the Syrian documents with the Israelis. However, if we take into account the secret Anglo-Syrian agreement, the intense French hostility toward the British in the aftermath of their expulsion from Syria and Lebanon, and the close collaboration between France and the Zionist movement during 1945-1948, this possibility appears quite reasonable. In any case, the Syrian documents uncovered so far in French archives will oblige historians to reassess British policy in the postwar Middle East in general, and in Palestine in particular.
It might be appropriate to conclude with the remark of the French consul general in Jerusalem, Ren? Neuville, who declared in June 1948, at the height of the Jordanian Arab Legion's siege of Jerusalem: "There are those who pull the trigger and those who pull the strings.?

Meir Zamir is a professor of Middle East history in the Department of Middle Eastern Studies at Ben-Gurion University of the Negev.
All rights reserved by the author.

++
Любовь к сионизму Черчилля, Де-Голля и Ганди
Илья из Тель-Авива @ 03 Фев 2008 21:37

Вот что я прочитал в недельном обзоре израильской прессы (27.1.08-1.2.08) , сделанной Владимиром Лазарисом :

Доктор исторических наук Меир Замир из университета им. Бен-Гуриона опубликовал в «Гаарец» результаты своих поисков во французских архивах, где он обнаружил настоящее сокровище: тысячи секретных документов, добытых французской разведкой в последний год Второй мировой войны через своего агента в Сирии. Из этих документов выясняется, что в 1944 году правительство Черчилля предложило Сирии в обмен на особый политический и экономический статус создать «Великую Сирию», куда войдут Трансиордания, Ливан и Палестина, а позже будет создана федерация с Ираком. Чтобы еще больше расположить к себе сирийское руководство, англичане пообещали защитить сирийскую независимость от внешней агрессии, продолжать политику «Белой книги» в Палестине и положить конец «всем еврейским чаяниям».

Англичане хотели вытеснить Францию с Ближнего Востока, поскольку она мешала их планам создания арабской федерации под британской гегемонией. Но де Голль ничего не забывал и не прощал. Он поддержал борьбу сионистского движения за создание еврейского государства в Эрец-Исраэль, и летом 1945 года принял в Париже Бен-Гуриона, после чего в отношениях Франции и будущего государства Израиль начался медовый месяц, длившийся чуть более двух десятилетий. Кстати, в том же 1945 году де Голль пророчески сказал, что «евреи в Палестине – единственные, кто способен выгнать англичан с Ближнего Востока».

Де Голль позаботился о том, чтобы уведомить правительства США и СССР об англо-сирийском пакте, и теперь совершенно по-иному выглядят два исторических события, долгое время остававшиеся загадкой. Первое из них – письмо президента США Трумена от 31 августа 1945 года, адресованное премьер-министру Великобритании Этли, где он требует разрешить иммиграцию в Палестину ста тысяч евреев, находящихся в лагерях беженцев в Европе. И второе событие – знаменитая речь Громыко в ООН 14 мая 1947 года, в которой он поддержал необходимость создания еврейского государства.

Так недавние союзники в войне с Гитлером – США, СССР и Великобритания – начали новую войну друг с другом за сферы влияния на Ближнем Востоке, в которой еврейская карта оказалась козырной, но евреи разыграли ее себе на пользу
.

Эли Ашкенази тоже коснулся в «Гаарец» предыстории создания еврейского государства, процитировов такие слова:
«Государство евреев – необходимость для всего мира, поэтому оно будет создано. Если бы так считал только один человек, его сочли бы безумцем, но идея государства определенно найдет понимание и обретет плоть и кровь без особых трудностей, если только с ней согласятся одновременно все евреи. Вполне может быть, что распространение этой идеи возьмет на себя молодое поколение, перед которым пока закрыты все возможности, но оно добьется своего, когда новое еврейское государство откроет перед ним будущее полное света, свободы и уважения».

Казалось бы, что тут нового после Герцля? Разве что анонимный автор этой настоящей Декларации независимости (где есть даже зачатки экономического плана развития еврейского государства) написал свое послание в будущее на обороте протоколов заседания Юденрата Лодзинского гетто в 1941 году, стоя на краю смерти, и только сейчас этот крик из бездны обнаружили в запасниках израильского Музея борцов гетто
.

Не менее интересную историю опубликовал Том Сегев из «Гаарец».
«За полтора года до создания государства Израиль Махатму Ганди спросили, как, по его мнению, можно разрешить конфликт в Палестине. «Прекратить террор!» - ответил Ганди, который уже тогда был одним из самых почитаемых людей 20-го столетия. Он имел в виду еврейский террор.

Начиная с 20-х годов, Ганди не раз выступал против сионистских планов. И многократно повторял, что во всей английской армии не найдется ни одного мусульманского солдата, который станет сражаться за то, чтобы передать Святую землю евреям. Ганди любил упоминать своих еврейских друзей, но его понимание еврейства ограничилось мацой, которую он как-то попробовал у знакомых в Южной Африке. В еврействе он видел только религию – не национальность.

Ганди писал, что евреи должны жить в Палестине на тех же правах, что и христиане, насколько арабы это позволят, и при условии, что евреи усвоят учение отказа от насилия, придерживаясь его всегда, даже если арабы попытаются утопить их в Мертвом море.

Идеологический и моральный вызов, брошенный Ганди нацистами, оставил его непоколебимым: если только евреи будут избегать насилия, мистер Гитлер капитулирует. Увидев, что мистер Гитлер не капитулировал, Ганди обвинил в этом евреев, заявив, что для них важнее всего «око за око», и напомнив об убийстве Иисуса Христа. Ганди также заявил, что немецкие евреи, вместо того, чтобы быть лояльными немецкими гражданами, натравливают Америку на Германию, чтобы начать против нее войну. Некоторые из поклонников Ганди выступили против подобных заявлений, и тогда ему пришлось признать, что он ошибся: простите, сказал Ганди, немецкие евреи не просили США атаковать их собственную страну.

Но и Освенцим тоже не изменил мнения Ганди: этот большой друг еврейского народа в последние дни жизни интересовался возможностью того, чтобы Россия приняла на своей территории всех евреев. На минувшей неделе – закончил Сегев – исполнилось 60 лет со дня его убийства
».

Да, историю надо знать....
Last edited by igorp on 04 Feb 2008, 02:01, edited 3 times in total.
Так и остается загадкой, как удaлoсь М.Карпову сoврaть в 3.3 рaзa бoльше чем Бaрaк...
Помогите Марку с ответом.

igorp
В реале Игорь Пекер
Posts: 17123
Joined: 22 Nov 2001, 02:00
Location: Ришон, Израиль
Contact:

Postby igorp » 03 Feb 2008, 00:30

[url=http://www.7kanal.com/news.php3?id=240992]Еврейские лидеры: Мы имеем право слова
15:29 30 Января 2008[/url]
С самого основания государства правительство Израиля смотрело на евреев диаспоры как на бессловесных доноров, но президент Европейского еврейского конгресса, Моше Кантор, потребовал, чтобы евреи диаспоры имели право голоса при решении судьбоносных политических вопросов.

Выступая на одном из заседаний совета директоров ВЕК, он сказал, что мировое еврейство имеет право на обсуждение вопроса будущего Иерусалима. На эту животрепещущую тему высказывались многие лидеры мирового еврейства.

«Израильское руководство должно признать, что все евреи мира имеют право голосовать на израильских выборах, - сказал Кантор корреспонденту «Гаарец». – Если человек, у которого дедушка с одной даже стороны был евреев, имеет право на репатриацию в Израиль в рамках Закона о возвращении, то и мы должны иметь равные права».

Премьер-министр Эхуд Ольмерт отменил свое выступление на заседании ВЕК, после того как его президент Рон Лаудер три недели тому назад опубликовал письмо с призывом к Ольмерту принять во внимание мнение мирового еврейства в вопросе раздела Иерусалима. Евреи мира категорически против раздела Иерусалима.

На заседании ВЕК выступили президент Израиля Шимон Перес, министр иностранных дел Ципи Ливни и лидер оппозиции Биньямин Нетаниягу.
Так и остается загадкой, как удaлoсь М.Карпову сoврaть в 3.3 рaзa бoльше чем Бaрaк...
Помогите Марку с ответом.


Return to “Ссылки”




  Who is online

Users browsing this forum: No registered users and 1 guest