Великая Отечественная, 2-я мировая ...

Ссылки на полезные сайты ; фaкты vs мифoв

Moderator: igorp

igorp
В реале Игорь Пекер
Posts: 17123
Joined: 22 Nov 2001, 02:00
Location: Ришон, Израиль
Contact:

Postby igorp » 15 Mar 2007, 00:16

igorp wrote: ...
[url=http://www.waronline.org/analysis/hitler-jews.htm]Cколько еврейских солдат было у Гитлера?
Автор – Игорь Островский[/url]
Впервые опубликовано в журнале "Заметки по еврейской истории", номер №48.
Терминология

- Нацистские расовые законы и вопрос о допуске к военной службе
- Сколько всего «исключительных разрешений» было выдано?
- Список 77-ми
- Сколько всего евреев и лиц смешанного происхождения служило в вермахте и войсках СС?
- Евреи в вермахте и войсках СС
- Лица смешанного происхождения в вермахте и СС
- Перепись 1939 г. и её предыстория
- Какие ошибки допустил Б.М. Ригг?
- Гвоздь в крышку гроба, или Сенсация по недоразумению
- Адекватность математической модели
- В ладах ли Б.М. Ригг с арифметикой?
- Вместо заключения
- Об авторе

Книга Брайена Марка Ригга «Еврейские солдаты Гитлера» (“Hitler’s Jewish Soldiers: The Untold Story of Nazi Racial Laws and Men of Jewish descent in the German Military”; ссылки в настоящей статье даются на немецкоязычное издание: Bryan Mark Rigg. Hitlers Juedische Soldaten. Paderborn- Muenchen-Wien-Zuerich, 2003) знакома русскоязычному читателю в основном в пересказе Шимона Бримана. Статья Ш. Бримана «Трагедия ассимиляции» под различными названиями и порою в несколько изменённом виде широко разошлась по русскоязычной Сети и бумажным СМИ, найдя ожидаемо сочувственный приём в антисемитских кругах. Рискну предположить, что среди новых, появившихся в последние три-четыре года, антисемитских материалов, статья Шимона Бримана по частоте воспроизведения и цитирования смело может претендовать на место в призовой тройке. Претендовал ли сам Ш. Бриман на роль восходящей звезды антисемитской публицистики или нет – этого мы не знаем. Но то, что он такою звездой фактически стал, – это факт. Успех Ш.Бримана был, конечно, не случаен. Изложение выводов и суждений Б.М. Ригга сделано с целым рядом тенденциозных искажений, а заявления типа «...десятки тысяч «мишлинге» преспокойно жили при нацистах» граничат уже с прямой ложью. Б.М. Ригг ничего подобного не утверждал. Снабдив свою статью портретом рядового Антона Майера, человека, прямо скажем, не слишком «арийской» внешности, Ш.Бриман почему-то умолчал, что Антону Майеру отрубили голову за дезертирство (B. M. Rigg, S . 191-192), хотя такая информация, безусловно, способствовала бы более взвешенному восприятию материала. Откровенная ахинея, вроде Канариса, прячущего в своём сейфе документы о еврейском происхождении Гейдриха, и другие байки ясно говорят о том, что перед нами не автор, озабоченный точностью и серьёзностью сообщаемой информации, но скорее сценарист „Восемнадцатого мгновения весны“...


Тема "Евреи в армиях стран "Оси"
Так и остается загадкой, как удaлoсь М.Карпову сoврaть в 3.3 рaзa бoльше чем Бaрaк...
Помогите Марку с ответом.

igorp
В реале Игорь Пекер
Posts: 17123
Joined: 22 Nov 2001, 02:00
Location: Ришон, Израиль
Contact:

Postby igorp » 24 Mar 2007, 00:49

[url=http://www.sem40.ru/ourpeople/history/18758/]Еврейское сопротивление Холокосту в Западной Европе
Д.Романовский, Лехаим 19-03-2007[/url]
Еврейское сопротивление Холокосту в странах Западной Европы – тема, почти неизвестная русскоязычному читателю. Литература о еврейском сопротивлении в годы второй мировой войны, выходящая на русском языке, посвящена преимущественно сопротивлению евреев Польши или советских территорий. Однако в Западной Европе еврейское сопротивление развивалось в иных условиях, чем на Востоке, и приняло другие формы.
Так и остается загадкой, как удaлoсь М.Карпову сoврaть в 3.3 рaзa бoльше чем Бaрaк...
Помогите Марку с ответом.

igorp
В реале Игорь Пекер
Posts: 17123
Joined: 22 Nov 2001, 02:00
Location: Ришон, Израиль
Contact:

Postby igorp » 07 May 2007, 17:44

[url=http://txt.newsru.co.il/israel/07may2007/ashdod8015.html]В Израиле открыт первый в мире мемориал евреям - Героям Советского Союза
последнее обновление: 13:33 [/url]
В канун 62-й годовщины Великой Победы в Израиле на военном кладбище города Ашдода открыт мемориал евреям-героям Советского Союза и полным кавалерам ордена Славы. Инициатором акции стала Всеизраильская Федерация русскоязычных израильтян.

Символично, что Мемориал героям Второй мировой находится на одном участке с могилами солдат, павших в войнах за независимость государства Израиль. Сражаясь против фашисткой чумы бок о бок с представителями других народов, наши отцы и деды воевали и за существование еврейского народа.

Отдать дань памяти героям пришли родственники солдат Второй мировой, представители ветеранских организаций Израиля, руководители военных и дипломатических миссий стран СНГ, представители муниципалитета города Ашдода, члены Федерации русскоязычных израильтян.

Во время Второй мировой войны в рядах союзных армий служили свыше полутора миллиона евреев. Десятки тысяч евреев боролись против гитлеровцев в составе партизанских отрядов на территории России, Украины и Беларуси, в отрядах Сопротивления во Франции, Бельгии, Голландии.

Только в рядах Красной Армии воевало более 500 тысяч евреев. Почти половина из них – погибли. Тысячи евреев награждены орденами и медалями за боевые заслуги. Около 150 человек удостоились высшей воинской награды звания Герой Советского Союза...
Так и остается загадкой, как удaлoсь М.Карпову сoврaть в 3.3 рaзa бoльше чем Бaрaк...
Помогите Марку с ответом.

igorp
В реале Игорь Пекер
Posts: 17123
Joined: 22 Nov 2001, 02:00
Location: Ришон, Израиль
Contact:

Postby igorp » 08 May 2007, 11:06

[url=http://mignews.com/news/scandals/world/080507_92625_84996.html]Голландские авиалинии помогли бежать Эйхману
08.05 09:26 MIGnews.com[/url]
Голландские Королевские национальные авиалинии (KLM) могут оказаться в весьма затруднительном положении, в связи с обнаружением документов о помощи нацистским преступникам в организации побегов из Европы в Латинскую Америку.

Стоит отметить, что подозрения в отношении KLM возникали и ранее. Но авиакомпания всегда отрицала свою причастность к побегам нацистов от суда Союзников.

Однако голландским исследователям удалось раскопать в архивах Швейцарии досье на некого герра Фрика, который в середине 40-х помогал немцам перебраться в Швейцарию, чтобы затем улететь в Буэнос-Айрес самолетами одной известной европейской авиакомпании.

Так герр Фрик, являвшийся в 1948 году официальным представителем KLM в Швейцарии, обращался к местным властям с просьбой позволить ряду пассажиров из Германии пересечь границу без предъявления всех необходимых документов и разрешения Союзников.

Далее приведен длинный список немецких имен, включающий рядовых служащих армии Гитлера, но и таких известных жестокостью высших руководителей Рейха как Адольф Эйхман и Йозеф Менгель.

Историк Института Нидерландов в Гааге, Марк Диррекс, уверен, что документы доказывают причастность KLM к побегам сотен нацистских преступников в Аргентину.

Руководство авиакомпании заявило, что им ничего не известно о служащем по имени герр Фрик. Как правило, нацисты выезжали по поддельным документам, так как находились в розыске, и Королевские национальные авиалинии еще после войны говорили, что возможно среди пассажиров были беглые, но их вычисление – дело полиции, а не стюардов.

Конечно, это все дела минувших дней, но KLM могут оказаться в роли виновника крупного скандала с участием королевской семьи. Дело в том, что после войны руководителем авиакомпании был покойный принц Бернхард, отец королевы Нидерландов Беатрисы, который не мог не знать о происходящем.

Члены парламентской оппозиции уже потребовали от Королевских авиалиний провести всесторонне расследование в связи с обнаруженными документами.
Так и остается загадкой, как удaлoсь М.Карпову сoврaть в 3.3 рaзa бoльше чем Бaрaк...
Помогите Марку с ответом.

igorp
В реале Игорь Пекер
Posts: 17123
Joined: 22 Nov 2001, 02:00
Location: Ришон, Израиль
Contact:

Postby igorp » 08 May 2007, 18:55

Onil wrote: Старые газеты Известия, 9 мая 1945г.
Страница 1: открыть в DjVu (337kb)...
С победоносным завершением Великой Отечественной войны, товарищи!
Подписание акта о безоговорочной капитуляции германских вооруженных сил
Об об'явлении 9 мая праздником Победы - Указ Президиума ВС СССР.
В Совнаркоме СССР - заметка.
Приказ Верховного Главнокомандующего №365 от 8 мая 1945г.
Победа! - статья.

Страница 2: открыть в DjVu (426kb)...
Приказ Верховного Главнокомандующего №366 от 8 мая 1945г.
Приказ Верховного Главнокомандующего № 367 от 8 мая 1945г.
Заявление тов. В.М. Молотова на прессконференции в Сан-Франциско
Сообщение Наркомфина СССР - заметка.
От Советского Информбюро - оперативная сводка за 8 мая.
Издание первомайского приказа тов. Сталина на белорусском языке - заметка.
Общемосковское собрание работников печати в Колонном зале Дома Союзов - заметка.

Страница 3: открыть в DjVu (419kb)...
В Берлине в дни Победы Красной Армии (Г.Самсонов) - фото.
Свершилось!.. (Н.Погодин) - статья.
Великий день (А.Прокофьев) - стихи.
Мы победили!.. (В.Лебедев-Кумач) - стихи.


СТАРЫЕ ГАЗЕТЫ
9 мая 2008 года

Газет вcего: 1230 шт
Газет в HTML: 219 шт
Газет в DjVu: 1197 шт Рубрикатор газет по годам...
Рубрикатор газет по месяцам...
Скачать Plug-in для просмотра DjVu...
Обновления:

--> апрель 2008
--> март 2008
--> февраль 2008
--> январь 2008
Важно! Информация по цветам ссылок.
Газета представлена только в виде HTML
Газета представлена в виде HTML+DjVu
Газета представлена только в виде DjVu
--------------------------------------------------------------------------------

День Победы: 1966-1970

--------------------------------------------------------------------------------
Цитата дня.
Запечатлен на этих снимках один и тот же человек - Сергей Платов. Один из них сделан в наши дни корреспондентом "Труда" в Перми. Второй - корреспондентом "Фронто-вой иллюстрации" А. Морозовым весной 1945 года в Берлине.
Труд, №108 (15017), 9 мая 1970г., стр.4

--------------------------------------------------------------------------------
1966 год
Труд №106(13803) от 8 мая 1966г.
Литературная газета №54(3977) от 9 мая 1966г.
Труд №107(13804) от 9 мая 1966г.
Учительская газета №54(5571) от 9 мая 1966г.
Труд №108(13805) от 11 мая 1966г.
Литературная газета №55(3978) от 12 мая 1966г.
Учительская газета №55(5572) от 12 мая 1966г.
Труд №280(13977) от 5 декабря 1966г.
1967 год
Советская культура №53(2168) от 6 мая 1967г.
Труд №107(14106) от 8 мая 1967г.
Литературная газета №19(4097) от 9 мая 1967г.
Советская культура №54(2169) от 9 мая 1967г.
Труд №108(14107) от 9 мая 1967г.
Учительская газета №55(5726) от 9 мая 1967г.
Советская культура №55(2170) от 11 мая 1967г.
Труд №109(14108) от 11 мая 1967г.
Учительская газета №56(5727) от 11 мая 1967г.

--------------------------------------------------------------------------------


--------------------------------------------------------------------------------

1968 год
Советская культура №53(2323) от 7 мая 1968г.
Литературная газета №19(4149) от 8 мая 1968г.
Труд №107(14410) от 8 мая 1968г.
Советская культура №54(2324) от 9 мая 1968г.
Труд №108(14111) от 9 мая 1968г.
Учительская газета №54(5879) от 9 мая 1968г.
Советская культура №55(2325) от 11 мая 1968г.
Труд №109(14112) от 11 мая 1968г.
Учительская газета №55(5880) от 11 мая 1968г.

1969 год
Литературная газета №19(4201) от 7 мая 1969г.
Советская культура №54(4024) от 8 мая 1969г.
Труд №107(14713) от 8 мая 1969г.
Советская культура №55(4025) от 9 мая 1969г.
Труд №108(14714) от 9 мая 1969г.
Учительская газета №55(6035) от 9 мая 1969г.
Труд №109(14715) от 11 мая 1969г.
Советская культура №56(4026) от 13 мая 1969г.
Учительская газета №56(6036) от 13 мая 1969г.

--------------------------------------------------------------------------------


--------------------------------------------------------------------------------

1970 год
Литературная газета №19(4263) от 6 мая 1970г.
Советская культура №54(4178) от 7 мая 1970г.
Учительская газета №55(6188) от 7 мая 1970г.
Социалистическая индустрия №107(232) от 8 мая 1970г.
Труд №107(15016) от 8 мая 1970г.
Советская культура №55(4179) от 9 мая 1970г.
Социалистическая индустрия №108(233) от 9 мая 1970г.
Труд №108(15017) от 9 мая 1970г.
Учительская газета №56(6189) от 9 мая 1970г.
Социалистическая индустрия №109(234) от 12 мая 1970г.
Труд №109(15018) от 12 мая 1970г.
Учительская газета №57(6190) от 12 мая 1970г.
Литературная газета №20(4264) от 13 мая 1970г.
Советская культура №56(4180) от 13 мая 1970г.

См. также выложенные ранее:
День Победы: 1945-1965
Last edited by igorp on 06 Jun 2008, 00:11, edited 2 times in total.
Так и остается загадкой, как удaлoсь М.Карпову сoврaть в 3.3 рaзa бoльше чем Бaрaк...
Помогите Марку с ответом.

igorp
В реале Игорь Пекер
Posts: 17123
Joined: 22 Nov 2001, 02:00
Location: Ришон, Израиль
Contact:

Postby igorp » 08 May 2007, 22:54

mazar2824 @ May. 8th, 2007 wrote:Израильские награды участникам Второй Мировой Войны

С Днем Победы!

Image Image (для увеличения - "кликнуть")
Знак бойца Еврейской Бригады (учрежден в 1955 г.)

Image
Планка добровольца (учреждена в 1961 г.)

Image
Планка борца с нацизмом (учреждена в 1967 г.)

Image Image
Знак борцов за Государство. Вручался, среди прочего и участникам Второй Мировой (учрежден в 1968 г.)

Image
Медаль борца с нацизмом (учреждена в конце 80-х, 20 лет после учреждения наградной планки)

Image
Памятная медаль союза ветеранов-инвалидов войны с нацизмом, 1990 г.

Image
Памятная медаль союза ветеранов-выходцев из СССР 1990 г.

Image
Памятная медаль союза ветеранов-инвалидов войны с нацизмом, 1995 г.

Image
Памятная медаль союза ветеранов-инвалидов войны с нацизмом, 2000 г.

Image
Памятная медаль союза ветеранов-инвалидов войны с нацизмом, 2005 г. Единственная ветеранская медаль (кроме медали борца с нацизмом) имеющая государственный статус.
Так и остается загадкой, как удaлoсь М.Карпову сoврaть в 3.3 рaзa бoльше чем Бaрaк...
Помогите Марку с ответом.

igorp
В реале Игорь Пекер
Posts: 17123
Joined: 22 Nov 2001, 02:00
Location: Ришон, Израиль
Contact:

Postby igorp » 10 May 2007, 23:56

Шели Шрайман (shraiman) @ 2007-05-09 wrote:От войны до войны

Ломая традицию, иной раз получаешь любопытный результат. Накануне Дня Победы я решила спросить у ветеранов второй мировой войны, что они думают об израильских войнах, а участникам израильских войн задала тот же вопрос по поводу второй мировой. И те, и другие считали войну тяжелой, грязной и опасной работой. Так что ни о какой патетике и, уже тем более, романтике речи не было. Из всех мифов ветераны признавали лишь те, что имели под собой реальную основу, и очень хотели докопаться до правды - даже спустя десятилетия.

Круг собеседников определился такой:

Евсей Давыдович Красик. На фронт пошел добровольцем. Воевал на Курской дуге. Командовал взводом, батареей, разведкой артиллерийской бригады, состоявшей из двух полков. Был контужен. Войну закончил в Курляндии.

Моисей Исаакович Дорман. На фронт пошел добровольцем. Командовал огневым взводом в противотанковом дивизионе. Войну закончил в Праге.

Ури Мильштейн. Военный историк. Автор многих книг и статей. Бывший десантник. Принимал участие в Шестидневной войне и войне Судного Дня.

Хези Дахбаш. Бывший десантник. Во время войны Судного Дня командовал взводом, участник боя за «китайскую ферму».

***

Ветераны второй мировой об израильских войнах:

Евсей Давыдович Красик:

- События израильских войн освещались советской прессой настолько искаженно, что вообще ничего нельзя было понять. У меня был хороший приемник – «грюндик», и я все время пытался поймать по нему «Голос Израиля». Во время Шестидневной войны я испытывал огромное чувство гордости за израильтян, которые молниеносно разгромили противника и одержали победу за такой короткий срок. У меня был товарищ, который заведовал кафедрой в военной академии, так он рассказывал мне, что его курсанты изучают на занятиях опыт израильтян в Шестидневной войне - их стратегию и тактику.

Моисей Исаакович Дорман: - Мой отец был настоящим сионистом – чудом выжил в сталинские времена, так что я получил в семье соответствующее воспитание. Помню, как во время Шестидневной войны я поднял в одиночку дома рюмку за победу израильского оружия – мне не с кем было поделиться тогда своей радостью. Во время октябрьских событий 1973-го года я очень переживал за израильтян. По советскому радио передавали всякую чушь о том, что, якобы, израильские агрессоры морят голодом несчастных египетских пленных. Одно было ясно: война очень тяжелая и с большими потерями. Когда я узнал, что наши форсировали Суэцкий канал, то восхитился их боеспособностью.

- Претерпело ли какие-либо изменения ваше мнение после репатриации в Израиль, когда вы узнали больше подробностей о событиях минувших войн?

Евсей Давыдович Красик: - Мое мнение не изменилось. Более того, оно только укрепилось после того, как я познакомился здесь со своими двоюродными братьями, принимавшими участие в израильских войнах. Как и все настоящие солдаты, они не считали себя героями, но когда я слушал их рассказы, то понимал, что это был настоящий героизм.

Моисей Исаакович Дорман: - У меня за последние годы произошла некоторая переоценка, и, по правде говоря, сейчас я даже пребываю в довольно мрачном расположении духа по поводу происходящего. Я не понимаю, почему израильтяне не учатся на своих ошибках, и, более того, повторяют их снова и снова. Оствавлять территорий можно лишь при условии полной гарантии, что противник не использует это против еврейского государства. Мы ушли из Ливана и получили вторую Ливанскую войну. Мы ушли из Гуш-Катифа, а ракетные обстрелы наших южных городов только усиливаются. То есть результат всякий раз один и тот же – мы не получаем никаких гарантий безопасности, а оставленные территории используются против Израиля.

- Вы проводили параллели между второй мировой войной и израильскими войнами?

Евсей Давыдович Красик: - Между ними очень много общего. Прежде всего, война – это тяжелая работа, и настоящие солдаты очень неохотно говорят о том, что им пришлось пережить. Я это вижу даже по своим внукам, которые отслужили в боевых войсках, принимали участие во многих военных операциях в Газе и на севере. Один из них демобилизовался в звании старшего сержанта, второй закончил офицерские курсы и дослужился до лейтенанта. Внуки никогда не рассказывают о том, чем им приходилось заниматься в армии. И я, как бывший солдат, понимаю, почему. Помню, как-то в России у нас была встреча с однополчанами. Мы вышли покурить, а когда вернулись, наши жены вдруг заявляют: «Вы никогда не рассказывали нам о своих военных подвигах, и вот мы наконец нашли настоящего героя, который от нас ничего не утаил». «Героем» оказался начальник продовольственного полка капитан Кишко, известный трус, который на огневые позиции даже носа не казал, за что его в насмешку прозвали «Чапаем». И этот человек, воспользовавшись нашим временным отсутствием, расписывал нашим супругам свои фронтовые подвиги. Вы знаете, есть такая закономерность: чем ближе к передовой, тем меньше об этом говоришь. У нас в Реховоте живут ветераны второй мировой войны, самому молодому уже за восемьдесят. Это уже даже не пожилые люди, а долгожители, например, в России все наши однополчане умерли. Так что здоровых среди нас нет, а тот, кто считает иначе, счастливо заблуждается на свой счет, или просто недостаточно обследован. Когда мы собираемся, мы не о подвигах говорим: то, что каждый из нас пережил в ту страшную войну, слишком сокровенно. Мы ведем разговоры «за жизнь», делимся новостями, рассказываем друг другу анекдоты.

- Был ли у вас на фронте страх?

Моисей Исаакович Дорман: - В отличие от других я понимал, что в случае поражения у меня, как у еврея, шанса выжить нет. И потому всегда берег последний патрон для себя.
На фронт я пошел, отказавшись от брони, которая у меня была, и больше всего боялся оказаться трусом в глазах своих солдат. Впоследствии я написал о войне книгу, которая называется «И было утро, и был вечер». Там - ни слова о подвигах. Это книга о людях, которых я знал, о событиях тех лет, и о любви.

Евсей Давыдович Красик: - Страх, конечно, был. Не боятся только олигофрены или шизофреники. Другое дело, что страх нужно было обуздать, иначе невозможно воевать, и, тем более, победить. Больше всего я боялся ослепнуть. Закройте на минуту глаза, и вы меня поймете. Я думал: «Пусть лучше оторвет руку, или ногу, лишь бы уцелели глаза».

- Произошла ли у вас с годами переоценка отношения к событиям, в которых вы участвовали более шестидесяти лет назад?

Моисей Исаакович Дорман: - Сначала я не понимал главной сути происходящего, а потом до меня дошло, что причиной всему была схватка двух бандитов – Гитлера и Сталина, желавших поделить добычу. Позже, когда я начал читать воспоминания не только советских генералов, но и немецких, картина еще более прояснилась. И еще я понял, что в такой схватке нет смысла искать поддержки у Запада, преследующего собственные интересы. Второй фронт был открыт слишком поздно. И нынешняя позиция Запада по отношению к Израилю очень напоминает события шестидесятилетней давности.

Евсей Давыдович Красик: - Мне хочется понять, что же это было на самом деле. Мы до сих пор не знаем всей правды, хотя прошло столько лет (то же самое, кстати, и в Израиле: в 1974-м была комиссия Аграната, теперь – комиссия Винограда). Помните песню из фильма «Белорусский вокзал»? Там есть такие строчки: «А нынче нам нужна одна победа, одна на всех, мы за ценой не постоим». Это правда, нам нужна была одна победа на всех, а вот что касается цены, то тут я не уверен. Нужно ли было брать некоторые города с такими большими потерями, или стоило подождать два-три дня до подхода основных сил? И тогда многие матери не получили бы похоронок. Мне кажется, что военачальники должны отвечать за бессмысленные жертвы. Я постоянно об этом думаю.

- Как вы считаете, нужны ли были мифы? Например, о подвиге «панфиловцев», которых, судя по публикациям последних лет, просто не было?

Евсей Давыдович Красик: - Мифы создаются, чтобы поддержать боевой дух. Но я не уверен, что нам нужны мифы, которые не имеют под собой реальной основы. И тем более сейчас, спустя столько лет. Мы помним погибших однополчан – и это главное. Я контужен, мне нельзя пить, но в день Победы я всегда поднимаю рюмку водки за тех, кто отдал свою жизнь за победу – за ребят, которые были лучше меня.

- Как вы оцениваете свою роль в той войне сейчас, с расстояния прожитых лет?

Моисей Исаакович Дорман: - В 1943-м я не мог предположить, что война, в которой я участвую, будет способствовать образованию еврейского государства. И еще: когда мы спасали в 1945-м узников Освенцима, я четко сознавал, что освобождаю не просто пленных, а таких же евреев, как я.

Евсей Давыдович Красик: - Я считаю минувшую войну одним из главных событий своей жизни и присоединяюсь к словам Моисея Исааковича о том, что, одержав тогда победу, мы тоже внесли свой вклад в образование будущего еврейского государства. Так что в какой-то степени мы такие же ветераны, как и ветераны израильских войн. И я горжусь этим.

***

Ветераны израильских войн о второй мировой:

Хези Дахбаш: - Долгое время для меня события второй мировой войны были частью истории, связанной с Катастрофой, которую мы учили в школе, и не более того. Потом я узнал о той войне и другие вещи.

Ури Мильштейн: - Я родился в 1940-м, в 1944-м мне было четыре года, но моя детская память отчетливо сохранила одно событие - как мы гуляли с моим дедушкой Кальманом Мелировичем (он был родом из Екатеринослава), и он говорил со мной о войне. Дедушка постоянно слушал радио и ему, кроме меня, не с кем было делиться новостями. Может, благодаря этому у меня возник интерес к этой теме, и я стал военным историком? Ну, а если серьезно, то в свое время я писал о второй мировой войне и сравнивал ее с войной Судного Дня: в обоих случаях противники применили эффект неожиданности. Кроме того, руководство страны и военачальники не поняли ситуации, не были к ней готовы (то же самое, кстати, могу теперь сказать и о второй Ливанской войне). Одна из причин: версия о возможных событиях строилась на основе существующих мифов. Предположим, Сталина считают героем в своей стране, Бен-Гуриона – в своей. Все уверены в их мудрости и непобедимости. Но когда начинается реальная война, это не помогает. Меня давно занимает тема: как руководство страны действует в экстремальной ситуации. С солдатами все ясно - они знают, как пользоваться оружием, их воспитывают на мифах, и они хотят победить. Вопрос в другом – как распоряжаются солдатами генералы. Проблема любой войны – не солдаты, а те, кто ими руководит. Во время второй мировой войны русские воевали хорошо, а их вожди были слепцами и не понимали ничего. Вначале немцам помог эффект неожиданности, кроме того, они подготовились к войне и были хорошо организованы. Но всякая система, какая бы отлаженная она не была, разрушается изнутри. Когда немецкая армия достаточно ослабла, русские сумели ее победить. Но победили, прежде всего, солдаты, а не те, кто ими командовал.

Хези Дахбаш: - То же самое было и в войну Судного Дня. Это была победа солдат, а не руководства страны.

- Как вы относитесь к мифам?

Хези Дахбаш: - Я вырос на мифе о герое Войны за Независимость Меире Хар-Ционе.
Благодаря ему я хотел попасть в боевые войска и стал десантником. Если бы не это, возможно, я пошел бы служить в армию инженером по компьютерам. Но, кстати, сегодня я вовсе не уверен, что герои Войны за Независимость и Шестидневной войны в действительности были такими, как их описывают в книгах и учебниках.

- Так нужны ли нам мифы о войне?

Хези Дахбаш: - Мне кажется, они все же должны быть правдивыми. Еще мальчишкой я прочитал об одном эпизоде битве за Иерусалим и был готов идти туда пешком, чтобы побывать на памятном месте. Позже я узнал, что на самом деле та операция была провальной и совсем не героической. Во время призыва в армию я находился в эйфории по поводу предыдущей, Шестидневной войны. Я настолько верил в нашу непобедимость, что отчасти именно это помогло мне выдержать бой на «китайской ферме».

Ури Мильштейн: - Мифы нужны прежде всего руководству страны: превращая их в идеологию для простых солдат, оно делает из них патриотов, способных пожертвовать собой ради общего блага. Ведь мотивация у большинства людей не рациональна, а эмоциональна, и это означает, что ими можно манипулировать с помощью мифов. Так было всегда – какой бы исторический период мы не взяли. Но с появлением Интернета, электронных средств массовой информации ситуация изменилась, и любой человек, где бы он не находился, моментально узнает, что тот или иной миф – не более, чем ложь. Так что сегодня мифотворчество не слишком эффективный способ манипуляции. Для того, чтобы эмоционально воздействовать на современных людей, лучше говорить им правду.

- Полезно ли разоблачать старые мифы?

Ури Мильштейн: - Сейчас, когда развенчали некоторых крупных командиров войны Судного Дня, сделавших впоследствии, блестящую военную и политическую карьеру, у людей пропала вера в какие-либо идеалы. А ведь можно было в свое время сделать миф из реального героя той войны – Хези Дахбаша, который 18 часов продержался с горсткой своих солдат против египетских дивизий на «китайской ферме» и последним покинул поле боя. В реальности же награды и звания достались другим, не имеющим отношения к главным событиям. Подобное мифотворчество дискредитирует само понятие наград, наносит ущерб истории и обществу, к руководству которым приходят недостойные люди. И потому я считаю, что из генералов нельзя делать героев. Это опасно. В бывшем СССР и в Израиле случайные люди поймали «тремп» на военной карьере и поднялись на вершину политической власти. Я считаю, что нужно рассказывать правду о тех, кто был в окопах, в самом пекле. Почему же этого не происходит? Если бы героем сделали Хези Дахбаша, то все остальные «герои» на его фоне сразу оказались бы «голыми королями». Поэтому с Хези проблема. В Израиле его постарались задвинуть в дальний угол и забыть. В СССР было еще хуже: «проблемных» героев просто убирали куда подальше - ставили к стенке или отправляли в лагеря. И это становилось нормой.

- Вам, наверняка, приходилось видеть в Израиле шествия ветеранов второй мировой войны 9 мая. Какие мысли и чувства возникали у вас при этом?

Ури Мильштейн: - У нас, израильтян, другая ментальность. Обрати внимание на солдат ЦАХАЛа на улице. Молодые, расхристанные парни, только в защитной форме. Вот ты пришла ко мне, участнику двух израильских войн, на интервью. Я сижу перед тобой в джинсах и застиранной футболке. А если бы ты пришла к ветерану второй мировой войны, он бы, наверняка, встретил тебя в костюме и со всеми орденами и медалями на груди. Мне это кажется лишним. И тем более, когда рядом с боевыми наградами висят юбилейные медали. Для чего нужна вся эта символика? Мне кажется, эти люди все еще находятся под влиянием советской мифологии, в которой они жили до переезда в Израиль.

Хези Дахбаш: - Сначала, глядя на шествия «русских» ветеранов, я вообще не мог понять, какое это имеет отношение к Израилю. Но со временем понял, что шествия ветеранов – это просто дань памяти их прошлому. Правда, одна вещь мне и по сей день кажется странной: к чему надевать орденские планки на гражданский пиджак? Тут одно с другим никак не вяжется. В Израиле участники войн надевают награды, но крайне редко – разве что во время какой-нибудь церемонии.

- А что вы думаете об этих людях, заплативших такую большую цену за победу во второй мировой войне? Они, по-вашему, герои?

Хези Дахбаш: - Я не очень хорошо знаю историю второй мировой войны, поэтому мне трудно судить. По опыту войны Судного Дня я уже знаю, что награды могут выдаваться на основе неверных свидетельств, где все зависит от того, к какой группе людей ты принадлежишь. Но когда я думаю о том, что в советской и американской армиях были евреи, которые освобождали своих соплеменников из концлагерей, у меня по коже бегут мурашки. Я понимаю, что они встречались не как освободители и пленные, а как представители одного народа. Примерно то же ощущение было у меня и во время войны Судного Дня, когда приходилось спасать не только своих десантников, но и ребят из других частей. Вообще-то я, конечно, горжусь тем, что евреи принимали участие во второй мировой войне: в том, что над Германией была одержана победа, есть и их вклад.

Ури Мильштейн: - Я отношусь к войне как к лаборатории, где я просто исследователь. Изучив опыт второй мировой войны, хочу еще раз повторить: генералы ее проиграли. Ее выиграли рядовые солдаты. И они были просто молодцы.

Шели Шрайман, приложение «Окна» («Вести»), опубликовано сегодня, 10 мая.
Так и остается загадкой, как удaлoсь М.Карпову сoврaть в 3.3 рaзa бoльше чем Бaрaк...
Помогите Марку с ответом.

igorp
В реале Игорь Пекер
Posts: 17123
Joined: 22 Nov 2001, 02:00
Location: Ришон, Израиль
Contact:

Postby igorp » 16 May 2007, 00:55

Cсылки на темы (и не только), посвященные Дню Победы

2007

- Сегодня 9 Мая----День Победы над нацистской Германией.

- С Праздником Великой Победы!

- 9 мая. Иерусалим (ФотоКлуб)

2006

С Днем Победы! (israel-globe)

...
Last edited by igorp on 13 May 2008, 01:13, edited 2 times in total.
Так и остается загадкой, как удaлoсь М.Карпову сoврaть в 3.3 рaзa бoльше чем Бaрaк...
Помогите Марку с ответом.

igorp
В реале Игорь Пекер
Posts: 17123
Joined: 22 Nov 2001, 02:00
Location: Ришон, Израиль
Contact:

Postby igorp » 23 Jun 2007, 02:15

via Борис Бердичевский

[url=http://resource.tvzvezda.ru/?id=137356]22 июня — самая трагичная дата в мировой истории
18.06.2007[/url]

[url=http://world.lib.ru/e/ewgenija_s/www.shtml]65-й раз зловещая дата 22 июня...
Соколова Евгения[/url]

19.06.2003, Опрос населения
22 июня
СКАЖИТЕ, ПОЖАЛУЙСТА, С КАКИМ СОБЫТИЕМ В ИСТОРИИ НАШЕЙ СТРАНЫ СВЯЗАН ДЕНЬ 22 ИЮНЯ?
Так и остается загадкой, как удaлoсь М.Карпову сoврaть в 3.3 рaзa бoльше чем Бaрaк...
Помогите Марку с ответом.

igorp
В реале Игорь Пекер
Posts: 17123
Joined: 22 Nov 2001, 02:00
Location: Ришон, Израиль
Contact:

Postby igorp » 13 Jul 2007, 23:46

Так и остается загадкой, как удaлoсь М.Карпову сoврaть в 3.3 рaзa бoльше чем Бaрaк...
Помогите Марку с ответом.

igorp
В реале Игорь Пекер
Posts: 17123
Joined: 22 Nov 2001, 02:00
Location: Ришон, Израиль
Contact:

Postby igorp » 16 Sep 2007, 23:52

[url=http://nurnbergprozes.narod.ru/]НЮРНБЕРГСКИЙ ПРОЦЕСС
ИЗДАНИЕ ВТОРОЕ, ИСПРАВЛЕННОЕ И ДОПОЛНЕННОЕ
Государственное Издательство ЮРИДИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
МОСКВА•1954 [/url]
Материалы, размещенные здесь, носят, по большому счету, исторический характер. Я долго думал как прокоментировать эти материалы, которые изданы в 1954 году и представляют собой, конечно же, далеко не все все материалы суда над нацистами. Я хотел вначале сделать выписки из речей обвинителей, весьма полно и трезво характеризующие ряд политических процессов, сомнительная честь быть свидетелями которых выпадает нам в настоящее время. Были и другие идеи. Главная же идея такая: эти и подобные им материалы очень актуальны, хотя это и может показаться странным. От потери исторической памяти, недалеко и до потери совести и разума. Знакомство с данными материалами поможет несколько отрезвиться и познакомиться с теми истинами, которые необходимы, но которые трудно сформулировать на собственном опыте.


СОДЕРЖАНИЕ

Предисловие . . . ..................... III

ДЕКЛАРАЦИЯ И ЗАЯВЛЕНИЯ ОБ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ГИТЛЕРОВЦЕВ ЗА СОВЕРШЕННЫЕ ЗЛОДЕЯНИЯ

Заявление Советского Правительства об ответственности гитлеровских захватчиков и их сообщников за злодеяния, совершаемые ими в оккупированных странах Европы . .................. 3

Декларация об ответственности гитлеровцев за совершаемые зверства .... 7

Конференция руководителей трех союзных держав — Советского Союза, Соединенных Штатов Америки и Великобритании в Крыму ....... 9

Сообщение о Берлинской Конференции трех держав ........... 10

ПОДГОТОВКА СУДА НАД ГЛАВНЫМИ ВОЕННЫМИ ПРЕСТУПНИКАМИ

Соглашение от 8 августа 1945 г. о судебном преследовании и наказании главных военных преступников европейских стран оси .......... 13

Устав Международного Военного Трибунала .............. 15

Регламент Международного Военного Трибунала ............ 22

ПРЕДАНИЕ СУДУ ГЛАВНЫХ ВОЕННЫХ ПРЕСТУПНИКОВ

Деятельность Комитета обвинителей до начала процесса ......... 29

Распорядительное заседание Международного Военного Трибунала в Берлине ...... 33

Обвинительное заключение . . ................ 35

ОТКРЫТИЕ НЮРНБЕРГСКОГО ПРОЦЕССА. ВСТУПИТЕЛЬНЫЕ РЕЧИ ГЛАВНЫХ ОБВИНИТЕЛЕЙ

Открытие процесса . ............ 95

Первое судебное заседание .......... 95

Опрос подсудимых о признании или непризнании ими своей виновности 98

Судебно-психиатрическая экспертиза в отношении подсудимых Штрейхера и Гесса .................. 99

--------------------------------------------------------------------------------

931 СОДЕРЖАНИЕ

Вступительная речь главного обвинителя т США Р. X. Джексона ...... 101

Вступительная речь главного обвинителя от Великобритании Хартли Шоукросса 154

Вступительная речь главного обвинителя от Французской республики де Ментона 198

Вступительная речь главного обвинителя от СССР Р А. Руденко ...... 251

Порядок представления доказательств советским обвинением .... . . 290

ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ МИРА

Подготовка агрессии ....................... 295

Агрессия против Австрии . .................... 308

Агрессия против Чехословакии' .............. .... 321

Агрессия против Польши . .................... 339

Агрессия против Норвегии и Дании ................. 353

Агрессия против Бельгии и Нидерландов ............... 357

Агрессия против Греции . .................... 359

Агрессия против Югославии . ................... 361

Агрессия против СССР . ..................... 364

Германское сотрудничество с Италией и Японией. Агрессия против США . . 409

ВОЕННЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

Преступное попрание законов и обычаев войны об обращении с военнопленными 429

Военные преступления гитлеровцев в отношении мирного населения Советского Союза, Польши, Чехословакии, Югославии, Франции и других стран 504

Расхищение и разграбление государственной, общественной и частной собственности на оккупированных территориях ............ 705

Ограбление Чехословакии ................... 709

Разграбление частной и общественной собственности в Польше .... 713

Расхищение и разграбление государственной, общественной и личной собственности в СССР ................... 715

Разрушение и разграбление культурных и научных ценностей, культурно-бытовых учреждений, монастырей, церквей и других учреждений религиозного культа ....................... 744

Организация разрушения и разграбления культурных ценностей ..... 745

Разрушение и разграбление культурных ценностей Чехословакии и Польши 748

Разрушение и разграбление культурных ценностей народов СССР ... 753

Разрушение исторических памятников древних русских городов .... 763

Разрушение и разграбление культурных и исторических ценностей и культурно-просветительных учреждений на Украине и в Белоруссии . . 765
--------------------------------------------------------------------------------

СОДЕРЖАНИЕ 935

Разграбление культурных ценностей латвийского, эстонского и литовского народов .......................... Стр. 770

Ограбление и разрушение церквей, монастырей и других учреждений религиозного культа ................... 770

Угон в немецко-фашистское рабство мирного населения и применение принудительного труда на временно оккупированных территориях ....... 787

ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ЧЕЛОВЕЧНОСТИ

Уничтожение славянских и других народов ............... 821

Тайные пункты для уничтожения мирных людей, созданные германским фашизмом 857

Умерщвление психически больных .................. 907

=======

[url=http://lib.rin.ru/doc/i/14236p1.html]Нюрнбергский процесс.
Преступления против человечности (том 5)
Москва "Юридическая литература" 1991[/url]

[url=http://militera.lib.ru/prose/russian/polevoy3]Полевой Б.Н.
В конце концов. Нюрнбергские дневники[/url]
Так и остается загадкой, как удaлoсь М.Карпову сoврaть в 3.3 рaзa бoльше чем Бaрaк...
Помогите Марку с ответом.

igorp
В реале Игорь Пекер
Posts: 17123
Joined: 22 Nov 2001, 02:00
Location: Ришон, Израиль
Contact:

Postby igorp » 17 Sep 2007, 01:41

Так и остается загадкой, как удaлoсь М.Карпову сoврaть в 3.3 рaзa бoльше чем Бaрaк...
Помогите Марку с ответом.

igorp
В реале Игорь Пекер
Posts: 17123
Joined: 22 Nov 2001, 02:00
Location: Ришон, Израиль
Contact:

Postby igorp » 25 Dec 2007, 00:12

[url=http://txt.newsru.co.il/arch/press/21dec2007/lr_hitler.html]La Repubblica: Останки Гитлера были сброшены в реку
Леонардо Коэн 21 декабря 2007 г[/url]
Огонь. Прах, выброшенный в реку Эльба. Девять неизвестных ранее документов из рассекреченных спецхраном лишь сегодня архивов ФСБ, наследницы КГБ, свидетельствуют о том, что в конечном итоге стало с останками обгоревшего тела Гитлера. Было известно, что останки находятся у русских. Но не было известно, как и когда от них избавились. Теперь два документа раскрывают тайну: останки Гитлера и его жены были эксгумированы 4 апреля 1970 года в Магдебурге, ГДР. На следующий день, неожиданно, была проведена кремация: в районе Шенбекка, в 11 км от Магдебурга. Пепел вместе с углями "были перемешены до состояния однородной массы, которая была собрана и высыпана в воды ближайшей реки". В протоколах не указывается, о какой реке идет речь, но в этом районе протекает Эльба. Великим режиссером этого драматического и мрачного эпилога Второй мировой войны был Юрий Андропов, тогда еще глава КГБ. В 1982 году после смерти Брежнева он стал главой Кремля.

Все началось 2 мая 1945 года, когда полковник Клименко, начальник отдела контрразведки СМЕРШ 79-го стрелкового корпуса, вместе с двумя немецкими "опознавателями" (некие Ланге и Шнайдер) составил акт, в котором говорилось, что в 17 часов того же дня были обнаружены обгорелые тела Геббельса и его жены. В течение двух дней русские безуспешно пытались найти тело Гитлера. 4 мая "в нескольких метрах (от места, где были найдены трупы Геббельса и его жены), в воронке от бомбы вблизи бункера Гитлера были обнаружены два трупа: один женский, другой мужской". Оба были "сильно обгоревшими и не поддавались опознанию без соответствующей экспертизы". Они находились "в воронке в трех метрах от входа в бункер и были присыпаны землей". Трупы были доставлены в отдел контрразведки СМЕРШ 3-й ударной армии. После окончания судебно-медицинской экспертизы все трупы были закопаны в районе города Бух.

Документ был назван "Агентурный фонд (Особый архив). Агентурно-розыскное дело на Адольфа Гитлера", Министерство государственной безопасности СССР, Центральный архив, АРХ ?300919, том 1, протокол 10422 (архивирован в период 1948-1949 годов). В документе также написано: "В связи с передислокацией отдела контрразведки армии трупы были изъяты и перевезены сначала в район г. Финов, а затем 3 июня 1945 г. в район г. Ратенов, где и закопаны окончательно. Трупы находятся в деревянных ящиках в яме на глубине 1,7 метра. В западной части ямы находится также корзина с двумя трупами собак, принадлежавших Гитлеру и Браун Еве. Местоположение: 325 м от железнодорожного моста по лесной просеке от каменного столба с числом 111 – на северо-восток... до следующего столба – 55 метров... от этого столба строго на восток 26 м. Закопанная яма с трупами сровнена с землей. На поверхности ямы высажено из мелких сосновых деревьев число 111".

На протяжении четверти века СССР держал все это в абсолютной тайне. Это были годы, когда ходили слухи о бегстве Гитлера в Южную Америку, годы процесса над Эйхманном, досье "Одесса" – сети, которая обеспечила бегство нацистских лидеров. Москва никогда не отвечала ни на какие вопросы. Дело о трупе Гитлера могло обернуться для СССР политическим бумерангом. Именно тогда Андропов с согласия Политбюро решил навсегда "архивировать" это дело. И освободиться от этой неудобной реликвии. 20 марта 1970 года Совет Министров СССР одобрил его план, получивший кодовое название – операция "Архив".

Операция была объявлена совершенно секретной. Через 15 дней оперативная группа в составе пяти агентов под командованием полковника Н.Г.Коваленко, начальника отдела КГБ при советской войсковой части 92626, приехала в район Вестендштрассе, дом номер 36, в Магдебурге, в расположении советского военного городка. Туда, в расположение части после изъятия из земли были доставлены останки Гитлера и Браун. Полковник Коваленко составил документ в единственном экземпляре, от руки, это был акт, свидетельствовавший об акте реэксгумации.

Три листка бумаги, пронумерованные от 1 до 3, датированные 4 апреля 1970 года, классификация ("Акт о вскрытии захоронения останков военных преступников") подчеркнута красным, и 53 строчки, в которых описывалось, что "при выемке грунта останки складывались в ящик... Мероприятие по изъятию проведено в течение ночи и утра 4 апреля 1970 г. Ящик с останками находился под охраной оперативных работников до утра 5 апреля, когда было произведено физическое уничтожение".

Во втором акте, датированном 5 апреля, мы узнаем, как это было осуществлено: на этот раз хватило двух листков, также написанных от руки, из соображений "максимальной безопасности", акт был составлен в "единственном экземпляре".

Почему же эти документы были рассекречены только сегодня? Возможно, из соображений "имиджа". И политического "рестайлинга". Эти документы стали главными на выставке, организованной ФСБ в Центральном музее Великой Отечественной войны и посвященной 90-й годовщине учреждения ВЧК, Всероссийской чрезвычайной комиссии, основанной 20 декабря 1917 года Феликсом Дзержинским для борьбы с контрреволюцией, спекуляцией, саботажем и плохим руководством управленцев. Термин ВЧК был сразу же сокращен до ЧК. Ленин дал общую характеристику тому, кто должен возглавить этот орган: "Нужен непримиримый пролетарский якобинец". Несмотря на дворянские корни, Дзержинский был избран единогласно. Он продемонстрировал непреклонность и рвение. В действительности, выставка посвящена и 130-летию со дня рождения зловещего Дзержинского. Этакая тихая реабилитация после того, как 21 августа 1991 года его статуя была сброшена с пьедестала разгневанным народом. Смягченная "подарком" в виде документов о судьбе останков Гитлера.

Inopressa.ru
Так и остается загадкой, как удaлoсь М.Карпову сoврaть в 3.3 рaзa бoльше чем Бaрaк...
Помогите Марку с ответом.

igorp
В реале Игорь Пекер
Posts: 17123
Joined: 22 Nov 2001, 02:00
Location: Ришон, Израиль
Contact:

Postby igorp » 10 Jan 2008, 22:37

[url=http://7kanal.com/news.php3?id=240152]Казненный в 1934 за поджог Рейхстага оправдан сегодня судом
22:15 10 Января 2008 [/url]
Казненный в 1934-м году за поджог Рейхстага голландский коммунист Ван-Дер Любэ оправдан сегодня Федеральным судом Германии.

Поджег Рейхстага в 1933 году, в котором были обвинены пятеро рабочих-коммунистов, явился удачной провокацией нацистов, позволившей им объявить коммунистическую партию вне закона в Германии, ликвидировав таким образом главную оппозиционную силу.

Четверо товарищей Ван-Дер Любэ, проходившие по делу о поджоге Рейхстага в качестве его сообщников, были оправданы судом в 1934 году и льшь Ван-Дер Любэ был признан виновным и казнен.

Сегодняшнее его оправдание Федеральным судом Германии является одновременно символическим и формальным. Причиной оправдательного вердикта Федерального суда не стали новые улики или обстоятельства дела, неизвестные ранее, а лишь сам факт вынесения ему нацистами смертного приговора за поджог, что сегодня расценивается, как вопиющая несправедливость.
Так и остается загадкой, как удaлoсь М.Карпову сoврaть в 3.3 рaзa бoльше чем Бaрaк...
Помогите Марку с ответом.

igorp
В реале Игорь Пекер
Posts: 17123
Joined: 22 Nov 2001, 02:00
Location: Ришон, Израиль
Contact:

Postby igorp » 20 Jan 2008, 00:21

[url=http://berkovich-zametki.com/2008/Zametki/Nomer1/VVolsky1.htm]Две статьи о Рузвельте
Виктор Вольский[/url]
Безответная любовь

На первый взгляд между ними не могло быть ничего общего: американский патриций, отпрыск старейшего рода, аристократ до мозга костей, всю жизнь купавшийся в роскоши, выпускник самых престижных учебных заведений, достигший высшей власти демократическим путем, политический романтик, мечтавший о всемирной демократии с собой во главе, - и кавказский бандит, перекрасившийся в революционера, ходивший по колено в крови, коварством и интригами проложивший себе путь наверх, грубый и вульгарный мужлан, безжалостный деспот и тиран, стремившийся к мировому господству. И, тем не менее, факт есть факт: до самой своей смерти президент США Франклин Делано Рузвельт пылко ухаживал за советским диктатором Иосифом Сталиным в надежде подчинить его своему обаянию.

Роман Рузвельта со Сталиным принадлежит к числу наименее известных страниц истории Второй мировой войны. По сей день в «приличном обществе» неудобно даже упоминать о нем: малейший намек встречается в штыки как “маккартистская вылазка”. Однако светская условность светской условностью, но никто не отрицает того, что было отлично известно всем, кому доводилось в те годы бывать в вашингтонских коридорах власти: американский президент страстно домогался расположения советского тирана и слышать не хотел предостережения со стороны тех, кто лучше него понимал характер и истинные намерения “доблестного союзника” Америки.





Франклин Делано Рузвельт



Едва ли не с первого момента после прихода к власти Франклина Рузвельта отношение Вашингтона к Москве круто изменилось: на смену враждебной настороженности пришла живая симпатия и душевная приязнь. Госсекретарь Корделл Халл, не питавший никаких иллюзий в отношении коммунизма, в своих мемуарах с возмущением писал о том, с какой легкостью Советский Союз получил дипломатическое признание в самом начале правления Рузвельта.

Сотрудникам советского посольства и консульств, в подавляющем большинстве своем выполнявшим разведывательные задания, была предоставлена полная свобода действий, никто не обращал внимания на вопиющие нарушения ими стандартных правил и запретов. Такое попустительство было особенно разительно на фоне строжайшей слежки за потенциальными нацистскими агентами, установленной ФБР по приказу сверху.

Когда Уиттакер Чемберс в 1939 году явился к ответственному сотруднику администрации Адольфу Берлу с доказательствами существования советской агентуры в Госдепартаменте, тот просто подшил представленные ему документы к делу, но не дал ему хода. Любые намеки на существование коммунистического подполья или советской агентуры в США наталкивались на дружный отпор со стороны либерального общественного мнения, чьи воззрения всецело разделялись в Белом Доме.

25 июля 1941 года в Москву на личную встречу со Сталиным прибыл ближайший советник и доверенное лицо Рузвельта Гарри Гопкинс. В течение нескольких доверительных бесед с американским посланником советский лидер заверял его в несокрушимой мощи Красной Армии, но в то же время требовал всемерной помощи – от танков, самолетов, артиллерийских орудий и транспортных средств до промышленного сырья и продовольствия. И все это в колоссальных размерах.

Гопкинс внимательно записывал. По возвращении домой он опубликовал статью с впечатлениями от своих кремлевских встреч, где советский вождь описывался в молитвенных тонах. Но еще до приезда в Вашингтон, чтобы не терять времени, Гопкинс направил своему патрону телеграмму с просьбой немедленно начать поставки, в которых так остро нуждается Советский Союз. Рузвельт без промедления ринулся выполнять просьбы нового союзника.

1 августа, еще до возвращения своего верного помощника из Москвы, президент объявил на заседании правительства, что отныне советским нуждам следует уделять первоочередное внимание. Советский Союз стал наиболее благоприятствуемой страной во всех смыслах этого понятия. Гопкинс взял под свой личный контроль помощь, оказываемую Москве. Все, кто имел отношение к поставкам по ленд-лизу, знали, что советским требованиям нужно давать зеленую улицу, иначе не оберешься неприятностей.

Одновременно администрация повела усиленную агитацию в пользу нового союзника. В то время в Америке были сильны антисоветские настроения, и Конгресс без всякого энтузиазма относился к перспективе неограниченной помощи Москве. К тому же США еще не вступили в войну, экономика функционировала в режиме мирного времени, и американская армия испытывала катастрофическую нехватку буквально всего – от оружия и боеприпасов до военной техники и снаряжения. А тут вдруг предлагалось забыть о своих собственных нуждах и бросить все силы на поддержку режима, который считанные недели назад был верным союзником гитлеровской Германии. Без поддержки общественного мнения Белому Дому было бы нелегко преодолеть сопротивление законодателей.

Особенно негативным было отношение к “безбожным Советам” среди верующих. В надежде на то, что Ватикан наставит американских католиков на путь истинный, президент направил послание Папе Римскому, заверяя его в том, что он, Рузвельт, “надеется убедить правительство России восстановить свободу вероисповедания”, и напоминая римскому первосвященнику: “В настоящее время Россию никак нельзя считать агрессором. Им является Германия”. Одновременно Белый Дом кликнул себе на помощь сотни просоветски настроенных лидеров протестантских деноминаций. В начале ноября на пресс-конференции Рузвельт заверил журналистов, что в СССР гарантирована религиозная свобода, и в доказательство сослался на Статью 124 советской конституции.

Президент США несколько раз пытался убедить советское правительство сделать хоть какой-нибудь, пусть даже чисто символический жест в сторону веротерпимости, но успеха не добился. Тем не менее, он сумел убедить себя в том, что Сталин ничего не имеет против религии. По возвращении с ялтинской конференции в феврале 1945 года Рузвельт сообщил своим приближенным, что уловил в характере Сталина “нечто, что выламывается из образа большевика-революционера” и, видимо, уходит корнями в семинаристское прошлое советского вождя. “В нем проглядывают черты истинно христианского джентльмена”, - резюмировал президент. Можно себе представить, как смеялся “кремлевский горец”, когда ему доложили об этой характеристике.

Столь же ревностно Рузвельт пытался угодить Сталину и в вопросе о втором фронте. Как только Гитлер после нападения японцев на Перл-Харбор необдуманно объявил Америке войну, Москва начала настаивать на немедленном вторжении англо-американских сил во Францию, чтобы ослабить давление на Красную Армию.





Большая тройка



Английские генералы, знавшие обстановку куда лучше своих заокеанских союзников, были убеждены, что о вторжении можно будет реально говорить не ранее 1944 года. Они не сомневались, что попытка высадиться во Франции скудными наличными силами неминуемо обернется катастрофой, не говоря уже о том, что американская армия была в тот период совершенно не готова к боевым действиям. Для специалистов было аксиомой, что десантная операция такого масштаба потребует длительной подготовки.

Но Рузвельт ничего не хотел слышать. Он слал Черчиллю послание за посланием, требуя немедленного открытия второго фронта. “Даже если на полный успех мы не можем рассчитывать, - писал президент США, - главная цель будет достигнута”. И какая же это цель? Чтобы Сталин был доволен! И это при том, что в описываемое время Соединенные Штаты могли выставить на европейском фронте лишь пять сравнительно боеспособных дивизий и не более 500 из требуемых 5700 самолетов воздушной поддержки.

О психологическом настрое, царившем в Белом Доме, красноречиво свидетельствует следующий любопытный эпизод. Советник Черчилля генерал Алан Брук на совещании, посвященном обсуждению вопроса об открытии второго фронта, спросил военного министра США Джорджа Маршалла, как американское командование планирует организовать немедленную переброску на берег пополнений, если штурмовым войскам удастся захватить плацдарм. На что Маршалл небрежно ответил, что об этом он не подумал, да и вообще, не стоит этот вопрос того, чтобы уделять ему внимания. То есть Хозяин приказал – значит, вперед! Какие еще там пополнения!

О том, что могло ожидать союзников, попытайся они вторгнуться во Францию, как хотел Рузвельт, наглядно продемонстрировали плачевные результаты десанта, высаженного англичанами во французском порту Дьепп в августе 1942 года. В операции, словно задуманной как предметный урок американцам, были задействованы 6000 отлично подготовленных и прекрасно оснащенных десантников, в основном коммандос, на стороне которых был к тому же фактор внезапности. Немцы легко отбили атаку, англичане потеряли 70% личного состава убитыми, ранеными и пленными.

Дьеппская операция показала, что о втором фронте на европейском театре военных действий нечего пока и мечтать. Учитывая, какой громадной концентрации сил и средств потребовало вторжение в Нормандию в июне 1944 года, страшно даже представить себе, чем закончилась бы попытка штурмовать сильно укрепленное побережье ничтожными силами, которые союзники могли бы наскрести двумя годами ранее. Но что были для Рузвельта соображения военной целесообразности в сравнении с необходимостью потрафить Сталину?

После триумфального возвращения Гарри Гопкинса из Москвы в июле 1941 года Рузвельтом овладела навязчивая идея – провести тайную встречу с глазу на глаз со Сталиным. Раз за разом он писал советскому вождю, назначая ему свидания, но Сталин неизменно уклонялся, ссылаясь на занятость. Да и зачем ему нужна была такая встреча? Рузвельт и так во всем шел ему навстречу. Наконец, Сталин все же согласился на саммит, но, увы, не тет-а-тет со своим обожателем, а при участии главы британского правительства. В ноябре 1943 года главы трех союзных держав прибыли в столицу Ирана.

Американское посольство в Тегеране отстояло на полтора километра от британского и советского посольств, располагавшихся практически рядом друг с другом. Черчилль направил Сталину телеграмму с просьбой передать Рузвельту приглашение разместиться в посольстве Великобритании. Сталин “забыл” переслать по назначению телеграмму британского премьера, но со своей стороны пригласил Рузвельта остановиться в советском посольстве, ссылаясь на придуманный им заговор германской разведки с целью похищения президента США.

Рузвельт с радостью принял приглашение. Нетрудно догадаться, что советская разведка заранее нашпиговала подслушивающими устройствами помещение, отведенное высокому гостю, и была полностью в курсе всех намерений американцев. Но для Рузвельта главное было в том, что приглашение Сталина давало ему надежду на тайную встречу с советским вождем. Его мечта сбылась с лихвой – руководители США и СССР трижды встречались в секрете от третьего участника саммита, в присутствии только переводчиков. В ходе этих встреч были утрясены практически все пункты повестки дня официального совещания, которое в силу этого вылилось в пустую формальность.

Один из главных вопросов саммита был связан с будущим Польши. Сталин не скрывал своего намерения удержать территориальные приобретения СССР – плоды советско-германского договора 1939 года. Геополитическая реальность не оставляла Соединенным Штатам выбора: им в любом случае пришлось бы уступить советскому требованию. Но разумно было предположить, что в обмен Рузвельт выторгует какие-то уступки со стороны Москвы. Однако, судя по протоколам встреч, которые вел переводчик президента Чарльз Боулен, этого не произошло.

Рузвельт сам поднял вопрос о Польше и заявил, что лично он полностью разделяет точку зрения Сталина, но по политическим соображениям не может предать гласности свою позицию. Президент пояснил, что 6-7 миллионов поляков, проживающих в США, образуют мощный избирательный блок, и он не хочет рисковать потерей их голосов накануне выборов 1944 года.

Но чтобы Сталин не обижался, президент США подсластил пилюлю, объявив, что не возражает против аннексии Советским Союзом трех прибалтийских государств. Реалист Черчилль прекрасно понимал, что Советский Союз в любом случае не отдаст Латвию, Литву и Эстонию, но с его точки зрения за это можно было попытаться получить ответные уступки. Торопливая угодливость Рузвельта лишила Запад такой надежды.

Рузвельт подставил ножку Черчиллю еще в одном важном вопросе, согласившись со Сталиным в том, что не следует торопиться с послевоенным восстановлением Германии и Франции. Советская позиция была продиктована трезвым расчетом – сильные западноевропейские державы стали бы препятствием на пути установления гегемонии Москвы на всем континенте. Поддержав Сталина, президент США дал зеленый свет распространению советской сферы влияния не только на Восточную Европу, но и дальше – вплоть до Ламанша. И не вина Рузвельта, что его преемник остановил советскую экспансию на Эльбе.

Но еще более серьезную уступку он сделал в вопросе о “третьем” фронте. С самого начала войны Черчилль носился с идей удара по “мягкому подбрюшью Европы “ – параллельно с высадкой в Нормандии начать наступление в Италии с выходом в долину По, откуда англо-американские войска смогли бы угрожать южной Франции, Балканам, Австрии и собственно Германии. Долгими уговорами британскому премьеру удалось склонить к своей точке зрения главнокомандующего союзными войсками генерала Эйзенхауэра. Даже Рузвельт в конце концов поддержал “итальянскую стратегию” в надежде, что Сталину понравится идея операции в верхней Адриатике, которая будет на руку коммунистическим партизанам Тито.

Но Сталин без труда разгадал истинное намерение Черчилля – преградить Советской Армии доступ в Центральную Европу – и поставил себе целью ни в коем случае не допустить его реализации. Не подлежит сомнению, что исход войны был бы совершенно иным, если бы Рузвельт настоял на принятии плана своего британского союзника. (Кстати, командование вермахта, как выяснилось, разделяло точку зрения Черчилля на стратегическую важность северной Италии: невзирая на отчаянное положение на восточном и западном фронтах, до самых последних дней войны в долине По были сосредоточены громадные немецкие силы – свыше миллиона человек.)

На первом же официальном заседании тегеранской конференции Сталин объявил, что первоочередная задача союзников состоит в том, чтобы назначить точную дату начала операции “Оверлорд” (открытие второго фронта форсированием Ламанша), немедленно приступить к планированию и подготовке операции, а что касается итальянской кампании – свернуть наступательные операции после захвата Рима и перебросить освободившиеся войска в южную Францию с задачей двигаться на север на соединение с армией вторжения, которая высадится в Нормандии.

Услышав требование Сталина, Рузвельт тут же забыл все аргументы британского союзника и выступил в поддержку советской позиции, фактически передав Сталину контроль над стратегией боевых действий не только на Восточном фронте, но и в Западной Европе. Ведь Сталин пообещал вступить в войну против Японии после разгрома Германии, и Рузвельт решил, что джентльменский долг обязывает его поощрить союзника, согласившись с его требованиями. Судьба Восточной и Центральной Европы была решена.

Таким образом, Сталин получил в Тегеране все, что хотел, не уступив ровным счетом ничего. Более того, Рузвельт всячески давал ему понять, что только его, Сталина, он считает себе ровней, а Черчиллю отводит роль младшего партнера. Перед тегеранской конференцией Британский премьер предлагал президенту США провести подготовительную встречу для согласования позиций западных держав, но Рузвельт отказался, а на саммите подчеркнуто держал сторону Сталина, который всячески подкалывал британского премьера.

Как писал Кит Юбэнкс, “Рузвельт оскорблял Черчилля и заискивал перед Сталиным, домогаясь его дружбы и одобрения. Однако Сталин издевался не столько над Черчиллем, сколько над президентом Соединенных Штатов, который насмехался над своим союзником, чтобы подольститься к тирану”. Многие из присутствующих с изумлением и горечью наблюдали, как лидер ведущей демократии мира унижает руководителя союзной страны, которая в течение двух лет героически вела один на один борьбу с нацистской Германией, и в то же время лебезит перед деспотом, который миловался с Гитлером, пока Англия истекала кровью.

Безответный флирт Рузвельта со Сталиным получил продолжение в феврале 1945 года на ялтинской конференции. Собственно говоря, в Ялте были лишь подтверждены и закреплены уступки, сделанные Рузвельтом Сталину на тегеранской конференции, которые либеральные историки трактуют как проявление элементарного здравого смысла: дескать, советские войска уже оккупировали страны Восточной Европы, и ясно было, что Москва не собирается выпускать добычу из своих когтей.

Но одно дело склониться перед необходимостью и признать геополитическую реальность, а совершенно другое – санкционировать ее. Между тем именно таков был итог ялтинского совещания. Рузвельт поднес Сталину богатый подарок, признав моральную легитимность его территориальных захватов. Как писал Честер Уилмот, ”главный вопрос был не в том, что именно Сталин захватит, а в том, что он получил на это санкцию”. Поэтому абсолютно правы были советские историки, возводившие послевоенное разделение Европы к ялтинскому саммиту. Именно в Ялте был выкован железный занавес, вскоре перегородивший континент.

В ходе совещания Рузвельт вынужден был поддержать Черчилля, который отверг советское требование о немедленном признании созданной в Люблине советской марионетки законным правительством Польши. Однако тем же вечером он передумал и написал Сталину, что “Соединенные Штаты никогда и ни при каких условиях не окажут поддержки никакому временному правительству Польши, которое будет враждебно Вашим интересам”.

Теперь Черчилль мог сколько угодно упираться: располагая запиской Рузвельта, Сталин знал, что у него развязаны руки. Непосредственной причиной Второй мировой войны было порабощение Польши нацистским хищником. Одним из главных итогов войны было порабощение Польши другим, коммунистическим хищником с благословения президента США.

Щедрость Рузвельта достигла апогея при обсуждении вопроса о том, как будет вознагражден Советский Союз за вступление в войну против Японии после окончания боевых действий на европейском театре. Сталин без труда получил все, что хотел: южную часть Сахалина, Курилы и незамерзающий порт Дайрен на Квантунском полуострове. Хотя порт принадлежал суверенной Китайской Республике, оба собеседника решили, что можно пока не оповещать Чан Кайши. Как-нибудь потом, при случае.

Трагикомическое впечатление производит та часть беседы, где Сталин объяснял собеседнику, на чем основываются его неуемные требования. Советский вождь с глубоким вздохом сказал, что ему предстоит нелегкая задача “доложить” своему народу об обязательствах, которые он взял от его имени. Народ будет недоволен своим руководителем, когда узнает, что ему предстоит снова воевать, да не с кем-нибудь, а с Японией, “с которой нам нечего делить”, подчеркнул Сталин. Примирить советских людей с такой неприятной перспективой, резюмировал он, можно только обещанием достаточно солидной компенсации. Рузвельт был растроган до глубины души.

И еще один бесценный подарок Рузвельт поднес Сталину незадолго до своей смерти. 28 марта главнокомандующий силами западных союзников генерал Эйзенхауэр направил Сталину телеграмму с описание своего стратегического плана на оставшиеся недели войны. Эйзенхауэр оповещал советского союзника, что собирается двинуть основную массу своих войск в южном направлении – на Дрезден и далее в Баварию. О Берлине в телеграмме не было ни слова, хотя в начале февраля на совещании на Мальте, предшествовавшем ялтинскому саммиту, Объединенный англо-американский штаб единогласно постановил избрать направлением главного удара Берлин.

Сталин не мог поверить своей удаче. Он прекрасно понимал, какие громадные стратегические и психологические преимущества получит сторона, которая первой овладеет столицей рейха и бункером, где скрывалось нацистское руководство во главе с самим Гитлером. Захват Берлина был главным пунктом советской стратегии установления своей гегемонии над Центральной Европой. Сталин отдавал себе отчет в том, что Эйзенхауэр никогда не сделал бы ему такого подарка, не имея конкретных указаний со стороны своего президента, на что Рузвельт прозрачно намекнул ему в Ялте.

Черчилль впал в глубокий шок, узнав о телеграмме Эйзенхауэра. Всю войну он неустанно думал, как преградить коммунистическим ордам доступ в сердце Европы, но в самый последний момент, когда казалось, что можно ни о чем не беспокоиться, Рузвельт вдруг подложил ему такую свинью. Британский премьер отчетливо сознавал колоссальную военно-политическую важность Берлина. Ему было ясно: от того, в чьих руках окажется столица Третьего Рейха, во многом зависит исход войны и послевоенное равновесие сил в Европе.

Задним числом апологеты Рузвельта утверждали, что ничего страшного не произошло: дескать, Советская Армия в любом случае первой достигла бы Берлина, поскольку на момент отправки телеграммы Эйзенхауэра она находилась гораздо ближе к столице, чем англо-американские войска. Однако на восточном фронте немцы дрались отчаянно, а на западном оказывали лишь символическое сопротивление.

11 апреля 9-я американская армия под командованием генерал-лейтенанта Уильяма Симпсона вышла к Эльбе. До Берлина оставалось менее 100 километров. Немецкое сопротивление было сломлено, и американские войска ждала легкая прогулка. Их командующий был уверен в том, что самое позднее через двое суток он будет у Берлина. Но внезапно ему пришел приказ генерала Омара Брэдли: прекратить наступление и ни в коем случае не форсировать Эльбу.

Разъяренный Симпсон помчался к Брэдли, чтобы узнать, кто мог отдать такой идиотский приказ. Тот кратко ответил: “Айк” (прозвище Эйзенхауэра). Все стало ясно. Оба генерала знали, что многоопытный царедворец и ловкий политик Эйзенхауэр (именно за эти качества его в первую очередь и выбрали на пост главнокомандующего союзными силами) никогда бы не стал действовать через голову Объединенного англо-американского штаба без однозначного указания военного министра Джорджа Маршалла – верного исполнителя воли президента. Советские войска прорвались к Берлину лишь к концу апреля.

* * *

Чем же объяснить такое страстное желание Франклина Рузвельта завоевать расположение советского тирана? Почему он всегда и во всем потакал Сталину, почему безропотно терпел от него любые оскорбления и в ответ писал нежные письма с выражением нерушимой дружбы? Почему приходил в необузданный восторг от редких и достаточно скупых комплиментов, отпускавшихся ему советским деспотом? Вплоть до того, что даже милостивое разрешение Сталина называть его “дядюшкой Джо” было воспринято Рузвельтом в Тегеране как великая милость.

И ведь нельзя сказать, что Рузвельт обитал в вакууме и не мог получить дельного совета от толковых людей. В ближайшем окружении президента не было недостатка в специалистах, знавших цену советскому режиму и его вождю, – от послов США в СССР Уильяма Буллитта, Аверелла Гарримана и адмирала Стэндли до опытных дипломатов Корделла Халла, Чарльза Боулена, Лоя Гендерсона и Джорджа Кеннана. Все они неоднократно пытались раскрыть глаза президенту на истинную сущность его кумира. Но Рузвельт был глух ко всем предостережениям, предпочитая слушать тех, кто пел в унисон с его собственными настроениями.

При обсуждении причин просоветских настроений президента США невозможно переоценить влияние его ближайшего друга, наперсника, советника и посла по особым поручениям Гарри Гопкинса, которого в 1940 году президент даже переселил в Белый Дом, чтобы всегда иметь под рукой. О Гопкинсе писали: “Он “всегда знал, когда открыть рот, а когда промолчать, когда надавить, а когда отступить, когда лезть напролом, а когда идти в обход”, “Гопкинс чисто по-женски чувствует настроения Рузвельта”, “Он умеет посоветовать под видом лести и польстить под видом совета”. Примерно в таком же духе современники описывали секрет чар маркизы де Помпадур, околдовавшей французского короля Людовика XV.

Гарри Гопкинс выполнял самые деликатные поручения своего патрона. О степени его близости к Рузвельту свидетельствует, например, телеграмма за подписью президента, с которой Гопкинс прибыл в Москву 25 июля 1941 года на личную встречу со Сталиным. В телеграмме говорилось: “Прошу Вас оказать г-ну Гопкинсу такое же доверие, как если бы Вы говорили непосредственно со мной”. Словом, недаром его называли “вторым я” Рузвельта.

Между тем Гарри Гопкинс был известен как пламенный сторонник Советского Союза и горячий почитатель Сталина. Но возможно, что дело было даже не в личных симпатиях Гопкинса, которые в те годы разделяла вся “прогрессивная” интеллигенция. Донесения советской разведки, перехваченные и дешифрованные в рамках операции “Венона”, дают достаточно веские основания подозревать, что Гопкинс был не просто восторженным поклонником Москвы, а ее прямым агентом.

Однако нельзя забывать о том, что Гопкинс и другие советские попутчики в окружении Рузвельта были все же не более чем слуги, покорные воле своего господина. Если бы президент не испытывал симпатий к Сталину, никакие уговоры советников не могли бы заставить его изменить свою позицию. Он прислушивался к ним лишь в той мере, в какой их нашептывания укрепляли его в собственных убеждениях. Но если не чужое влияние, так что же все-таки объясняет влечение главы самой могущественной демократии на свете к кровавому деспоту, занимавшему, казалось бы, противоположный полюс идеологического спектра?

Интеллектуальные предпосылки просоветских симпатий Рузвельта следует искать в его вильсонизме. В первой четверти прошлого столетия американская элита молилась на Вудро Вильсона, преклоняясь перед моральным авторитетом и пуританским идеализмом этого президента Принстонского университета, а затем президента США, который посвятил свою жизнь борьбе за демократические идеалы. Вопреки своим предвыборным обещаниям Вильсон вовлек страну в Первую мировую войну, в которой ему виделся крестовый поход за всемирную демократию.

В глазах Вильсона средоточием зла в мире был империализм и его олицетворение - Британская империя. Рузвельт полностью разделял взгляды своего кумира. Для него “империалист” Черчилль был куда опаснее и отвратительнее коммуниста Сталина – невзирая на то, что Черчилль всегда испытывал горячую симпатию к Америке, не говоря уже о том, что он был по матери наполовину американцем.

При этом следует отметить, что Рузвельт была далеко не одинок в своей неприязни к британской империалистической системе. Аналогичные чувства испытывало значительное большинство американцев, воспитанных на идеях демократии и испытывавших атавистическую неприязнь к стране, с которой их предкам пришлось воевать за свою независимость.

Главный аргумент сторонников нейтралитета США, утверждавших, что коварный Альбион обведет вокруг пальца простодушную Америку и использует ее как послушное орудие достижения своих целей, звучал весьма убедительно для множества американцев. И если бы Гитлер, выполняя свои союзные обязательства, не объявил войну Америке на следующий день после нападения Японии на Перл-Харбор, еще неизвестно, удалось бы Рузвельту вовлечь свою страну во Вторую мировую войну.

Подобно Вильсону, Рузвельта интересовала не столько сама война, сколько послевоенное мировое устройство, в котором он отводил Советскому Союзу видную роль. Выдающийся дипломатический историк сэр Джон Уилер-Беннет писал: “Президент Рузвельт мечтал создать Организацию Объединенных Наций в рамках американо-советского альянса и заправлять мировыми делами в ущерб интересам Великобритании и Франции. Потому он и шел на такие громадные уступки маршалу Сталину”.

Не подлежит сомнению также, что симпатии Рузвельта к Сталину в известной мере объяснялись идеологическим сродством – и вот тут-то, вероятно, немалую роль сыграли советские попутчики из окружения американского президента. В конце концов, что такое был рузвельтовский “Новый курс”, как не попытка построения социализма в Америке? Разве не такой же строй, с поправкой на российское варварство и азиатчину, возводил Сталин?! Разве Конституция СССР не провозглашает те же свободы, что лежат в основе американского государственного устройства?!

Франклин Рузвельт был чрезвычайно властолюбив, власть для него была альфой и омегой политики. Абсолютная деспотическая власть, которой пользовался Сталин, завораживала его. Не то, что этот жалкий Черчилль, который регулярно отчитывался перед своим кабинетом и по первому же требованию, словно мальчишка, обязан был бежать в Парламент и держать ответ перед депутатами. Слава Богу, ему, Рузвельту, не надо ни перед кем отчитываться. В Сталине он чувствовал родственную душу.

Это не укрылось от проницательного Черчилля. В какой-то момент на одном из саммитов, оказавшись между Рузвельтом и Сталиным, он заметил: “Вот стою я, орудие демократии, между двумя диктаторами”. Концепция народного избранника как единоличного выразителя совокупной воли народа – одна из самых заманчивых идей в политической истории, и Рузвельт, безусловно, был ее адептом.

Но помимо мировоззренческих и идеологических факторов, ни в коем случае нельзя недоучитывать значение обстоятельств чисто личного свойства. Джордж Кеннан писал, что в основе флирта Рузвельта со Сталиным лежал эгоцентризм и себялюбие Рузвельта, его “политический инфантилизм, недостойный деятеля такого калибра, как ФДР”.

Рузвельт был чрезвычайно удачлив в своей политической карьере, ему все удавалось, никто не мог устоять перед его обаянием. И он был абсолютно убежден, что очарует и Сталина. “Я уверен, что смогу управиться со Сталиным гораздо лучше, чем Ваше министерство иностранных дел или мой Госдепартамент”, - высокомерно писал он Черчиллю.

Рузвельт не сомневался в том, что стоит ему предстать перед Сталиным, как советский деспот растает, все идеологические разногласия отойдут на задний план, и соратники рука об руку двинутся к сияющим вершинам дружбы и сотрудничества. Вот почему президент США так настойчиво добивался личной встречи с советским вождем. И чем больше Сталин противился его заигрываниям, тем больше распалялся Рузвельт – словно старый ловелас, никогда раньше не знавший отказа, тем настойчивее осаждает кокетку, чем упорнее она сопротивляется его чарам.

***

Во время войны 1991 года за освобождение Кувейта от иракской оккупации (операция “Буря в пустыне”) командующий войсками антииракской коалиции американский генерал Норман Шварцкопф так охарактеризовал Саддама Хусейна в роли военачальника: “Он ни на грош не понимает в стратегии, ничего не соображает в оперативном искусстве, тактика для него – темный лес, он никудышный генерал и вообще горе-солдат. Ну, а в остальном он великий полководец”.

Франклин Делано Рузвельт вел катастрофическую внутреннюю политику. Ничего не понимая в экономике, он на долгие годы затянул и углубил экономический кризис. Он заложил фундамент имперского президентства и возвел классовую борьбу в основополагающий принцип деятельности Демократической партии, которого она придерживается по сей день. Подстать внутренней была и его внешняя политика. Располагая подавляющей военно-экономической мощью Соединенных Штатов, Рузвельт мог если не полностью, то в значительной степени продиктовать условия послевоенного мирового устройства и поставить преграду коммунистической экспансии. Вместо этого он во всем потакал Сталину и без сопротивления позволил ему захватить половину Европы. Ну, а в остальном он был великий президент.


Победитель страха

“Нам нечего страшиться, кроме самого страха”. Этой крылатой фразой 32-й президент США Франклин Делано Рузвельт в марте 1933 года открыл свое беспрецедентно долгое правление, продлившееся свыше 12 лет.

Незадолго до выборов 1932 года легендарный политический обозреватель Уолтер Липпман охарактеризовал Рузвельта как “симпатичного, впечатлительного индивидуума, плохо ориентирующегося в актуальной проблематике и лишенного твердых убеждений. Его нельзя назвать ни народным трибуном, ни врагом укоренившихся привилегий… Второсортный интеллект, первоклассный темперамент… Приятный человек, который рвется в президенты, не имея для этого никаких серьезных данных”.

Невзирая на эту, прямо скажем, не очень лестную характеристику, Рузвельт вошел в историю как один из самых крупных президентов, на авторитет которого ссылаются как левые, так и правые; перед памятью которого преклоняются как демократы, так и республиканцы; которому поют восторженные оды толпы историков и периодические издания по всему политическому спектру - от признанного знаменосца “прогрессивного” общественного мнения - газеты “Нью-Йорк таймс” – до рупора “реакционных” деловых кругов – газеты “Уолл-стрит джорнэл”. Критиковать священную память “великого президента”, говорилось в недавней редакционной статье “Уолл-стрит джорнэл”, “способны лишь его враги, ослепляемые ненавистью на грани безумия”.

Разгадку такой универсальной популярности ФДР, как принято называть Рузвельта, видимо, следует искать в том, что созданная им политическая система укоренилась как господствующая модель, отклониться от которой не только не смеет, но даже и не помышляет ни один серьезный политик. Суть этого “золотого стандарта” красноречиво выразил корреспондент той же “Нью-Йорк таймс”, который в мае 1997 года по случаю торжественного открытия в Вашингтоне Мемориала Рузвельта, пышного и громоздкого, как усыпальница фараона, восторженно писал, что в этом памятнике ФДР “воплотились его вкус к власти, его приверженность идее всемогущего государства”.

Согласно расхожей легенде главное достижение ФДР состоит в том, что он вывел страну из тяжелейшего экономического кризиса, который вошел в историю под названием “Великая депрессия”. Так, во всяком случае, утверждал сам Рузвельт и легионы его поклонников. Но соответствует ли легенда действительности? Нет, это чистой воды вымысел, твердо заявляет в своей новой книге “Забытый человек: новая история Великой депрессии” известная журналистка Эмити Шлейс, специализирующаяся на экономической тематике.

В “черный четверг” - 24 октября 1929 г. - на крупнейшей в мире нью-йоркской фондовой бирже разразилась паника. Котировки акций начали неудержимо падать. Невзирая на все попытки ряда видных финансистов стабилизовать положение, за первую неделю ценные бумаги ведущих компаний страны суммарно обесценились на 30 миллиардов долларов, что было эквивалентно десятикратному годовому бюджету федерального правительства и намного превышало расходы, понесенные американским государством в связи с Первой мировой войной.

Биржевой крах ознаменовал окончание долгого периода экономического бума, продлившегося практически весь период с окончания Первой мировой войны. Соединенные Штаты вступили в полосу экономического спада. Президенту Герберту Гуверу предстояла нелегкая задача выводить страну из кризиса. Этот недюжинный человек, выбившийся из самых низов благодаря огромному таланту, поразительному трудолюбию и неукротимой энергии, в 20-х годах пользовался исключительной популярностью. Где бы ни раздавались стоны страждущих, Гувер первым мчался на помощь. Ему обязаны жизнью миллионы голодавших людей в странах Европы и прежде всего в Советской России. В финском языке его имя стало нарицательным: одно время появился даже глагол «hoover», который значил «помогать».

Репутация Гувера достигла поистине заоблачных высот в 1927 году. Весной разбушевавшаяся Миссисипи прорвала дамбы и разлилась на обширных территориях шести штатов. По настоянию их губернаторов президент Кальвин Кулидж поручил Гуверу, занимавшему пост министра торговли в его администрации, возглавить усилия по ликвидации последствий стихийного бедствия. Гувер блестяще справился с задачей. В следующем году, опираясь на свою популярность, он легко победил на президентских выборах.

Весть о биржевом крахе поначалу вызвала у президента прилив энергии. Но на свою беду он был поборником государственного гигантизма и свято верил, что нет таких проблем, которые нельзя было бы устранить вмешательством сверху – важно лишь правильно подобрать техническое решение. Эмити Шлейс отмечает, что “многие из проектов, инициированных Рузвельтом, на самом деле были лишь продолжением и развитием гуверовских программ”.

Но экономика упорно отказывалась выздоравливать, следуя рецептам Гувера. Он принял ряд жестких кредитно-денежных мер, чтобы не допустить инфляции, но посаженный на голодный денежный паек частный сектор стал задыхаться словно рыба, вытащенная из воды. Попытки президента поддержать деловой сектор покровительственным законодательством дали эффект, прямо противоположный задуманному. Подписанный Гувером закон Смута-Холи о повышении тарифов на импорт 20 тысяч наименований товаров, предназначенный защитить отечественных производителей, немедленно вызвал ответные меры со стороны торговых партнеров США. И как раз в то время, когда американский бизнес позарез нуждался во внешних рынках сбыта, вспыхнула торговая война, усилившая изоляцию Америки.

Президент урезал налоги, вырвал у ряда ведущих компаний обещание не снижать уровень оплаты труда, резко увеличил федеральные ассигнования на общественные работы. Но все эти меры ни к чему не привели, потому что перепуганные потребители резко сократили свои расходы, из-за падения сбыта начались массовые увольнения, а тем временем хлебные штаты поразила сильная засуха, миллионы фермеров остались без заработков. Казалось, что американская экономика вошла в смертельный штопор.

Не зная, что еще предпринять, президент метался из стороны в сторону. В стране нарастало явственное ощущение того, что Белый Дом утратил контроль над событиями, и государственный корабль носит по волнам без руля и без ветрил по воле разбушевавшейся стихии. Популярность Герберта Гувера рассеялась, как дым. В такой обстановке кандидат Демократической партии Франклин Рузвельт легко победил на выборах 1932 года.

При всех недостатках, которые разглядел в нем Уолтер Липпман, Рузвельт обладал остро развитыми политическими инстинктами и знал, как воспользоваться ситуацией в своих целях. Оказалось, что темперамент все-таки важнее интеллекта. Это стало ясно еще до инаугурации ФДР в марте 1933 года.

Автор написанной в 1948 году книги “Миф о Рузвельте” Джон Флинн сообщает, что в последние месяцы своего правления перед лицом острого кризиса финансового сектора президент Гувер разработал план восстановления кредитоспособности горящих банков. Но он отдавал себе отчет в том, что полностью утратил доверие народа и Конгресса, и любая предложенная им инициатива будет встречена лишь презрительными насмешками. Тогда Гувер решил опереться на авторитет новоизбранного президента и предложил Рузвельту совместно подписать план спасения банков.

Рузвельт отказался. Ему было политически выгоднее придти к власти на фоне волны банковских банкротств. Он не мог допустить, чтобы заслуга в восстановлении здоровья финансового сектора хотя бы отчасти принадлежала Гуверу. 28 февраля президента уведомили, что он напрасно беспокоит своего преемника: Рузвельт знает о грядущем крахе целого ряда ведущих банков, но ничего предпринимать не собирается.

Придя к власти, ФДР, который баллотировался на платформе жесткой экономии и сокращения государственных расходов, обрушился на своего предшественника, клеймя его за небывалое транжирство. А затем, не переводя дыхания, начал сорить деньгами в масштабах, которые и не снились Гуверу. К концу своего правления ФДР потратит в три раза больше государственных средств, чем все предыдущие президенты США – от Джорджа Вашингтона до Герберта Гувера - вместе взятые.

Периодические кризисы неизбежны и необходимы для сохранения здоровья экономики. Одним из главных недостатков парусного флота было то, что со временем деревянные корабли обрастали ракушками и теряли скоростные качества. Поэтому их периодически приходилось вытаскивать на берег или вводить в сухой док для кренгования - соскребания с днища налипших на него ракушек.

Точно так же и рыночный механизм в течение периодов подъема постепенно разлаживается, обрастает нездоровым жирком, накапливает неоправданные спекулятивные капиталовложения и безнадежные долги. Кризис подобно урагану сметает слабые фирмы и восстанавливает на рынке финансовую дисциплину, ликвидируя неэффективные инвестиции и заставляя более сильные компании подтянуться под угрозой гибели. Экономическое поле расчищается, на нем остаются только мускулистые, жизнеспособные игроки.

Все, что нужно было Рузвельту для преодоления кризиса, это выполнить свои предвыборные обещания, набраться терпения и не пытаться управлять рыночной стихией. Кризис, на гребне которого он пришел к власти, был чрезвычайно силен из-за того, что предшествовавшая ему фаза экономического подъема длилась необычно долго, и из-за этого экономический организм страны особенно ослаб.

Есть все основания считать, что, если бы ее оставили в покое, американская экономика сравнительно быстро поправила бы свое пошатнувшееся здоровье. Но новая администрация отнюдь не собиралась пассивно ждать, пока все наладится само собой. В отличие от своего незадачливого предшественника Рузвельт отлично понимал важность пропаганды и внешнего эффекта. Необходимо было внушить народу, что правительство не сидит сложа руки, а активно пытается повлиять на ситуацию. Для этого нужно было развить бурную деятельность, и главное – тратить деньги, тратить без конца.

Но на что? ФДР разбирался в экономике, мягко говоря, очень слабо. Однажды утром осенью 1933 года, когда безработица в стране достигала 22%, президент сидел в кровати и беседовал со своими экономическими советниками. Речь шла о цене на золото. Вот что, вдруг сказал Рузвельт, давайте поднимем ее на 21 цент за унцию. Почему именно на 21? Потому что “это счастливое число – оно кратно семи”, ответил ФДР. Его министр финансов записал в своем дневнике: “Если бы люди знали, как устанавливается цена на золото, им бы стало страшно”.

Недалеко ушли от своего патрона и его помощники, мозговой центр провозглашенного Рузвельтом “Нового курса” (The New Deal). Все они в разной степени разделяли модное в то время увлечение социалистическими идеями, в особенности фашистским учением Бенито Муссолини. Это сейчас дуче – карикатурный злодей, а в те годы его звезда стояла очень высоко, он повсеместно рассматривался как крупнейший мыслитель, чьи идеи заслуживают прилежного изучения и подражания.

Особенно привлекательна для творцов “Нового курса” была основная экономическая концепция фашизма – корпоратизм, в рамках которой правительство, оставив экономику в частных руках, полностью подчиняет ее своему контролю и направляет хозяйственную деятельность при добровольно-принудительном содействии бизнеса и профсоюзов. Иными словами, фашизм отличается от социализма советского разлива только тем, что государство не берет экономику под свою высокую руку, а рулит из-за спины владельцев предприятий. В принципе это разумно – в случае чего есть на кого свалить вину. А так – тех же щей да пожиже влей!

В полном соответствии с доктриной корпоратизма предложенный Рузвельтом Закон о возрождении национальной промышленности (NIRA) и был предназначен поставить хозяйственную деятельность под жесткий контроль государства. Согласно этому закону представители работодателей и профсоюзов в каждой отрасли были обязаны выработать жесткие стандарты по заработной плате, ценам на продукцию и условиям труда. Эти отраслевые стандарты, оформленные в виде “кодекса добросовестной конкуренции”, представлялись на подпись президенту и обретали силу федерального закона. Малейшее отклонение от них трактовалось как уголовное преступление. К примеру, в портняжной отрасли минимальный тариф за глажку брюк был установлен на уровне 40 центов. Джек Магид из Нью-Джерси погладил клиенту брюки за 35 центов - и отправился за решетку за нарушение закона.

В короткий срок в стране появилось 750 кодексов такого рода, охватывавших 23 миллиона трудящихся. Идея закона состояла в том, чтобы поддержать цены на достаточно высоком уровне и обеспечить сохранение рабочих мест. Но на деле эффект был прямо противоположный, поскольку устранялся главный двигатель нормальной экономической активности – конкуренция (следует полагать, что авторы этого грандиозного проекта считали нормальную конкуренцию “недобросовестной”).

Однако, к счастью для Америки, закон NIRA просуществовал недолго. Попытка ФДР установить экономическую диктатуру носила настолько одиозный характер, что не выдержала первого же серьезного испытания. Им явилось знаменитое “Дело о больной курице”. Четверо братьев Шехтеров, владельцев двух кошерных мясных магазинов в Бруклине, были осуждены за нарушение отраслевого кодекса птицеводческой промышленности. Их преступление выразилось в том, что они продали больную курицу по цене ниже установленной (владельцы магазина решили, что некрасиво требовать с покупателя обычную цену за бракованный товар, и продали его со скидкой, тем самым совершив преступление).

Однако братья оказались не робкого десятка и опротестовали закон, на основании которого им был вынесен обвинительный вердикт. В 1935 году их дело, пройдя по инстанциям, дошло до Верховного Суда. Адвокат Шехтеров Джозеф Геллер в своей речи указал, что Управление национального возрождения, созданное для проведения в жизнь закона NIRA, стремится “регулировать человеческую деятельность буквально от колыбели до могилы и даже после смерти”.

Дело Шехтеров слушалось при полном зале. Зрители, затаив дыхание, внимали адвокату бруклинских мясников, который рассказывал, что, например, покупатель не имеет права выбирать кур по своему вкусу – он обязан действовать наугад, т.е. протянуть руку в загон и схватить первую попавшуюся птицу. “Интересно, - заметил член Верховного суда Джордж Сазерленд. – А как быть, если все куры сгрудятся в одном углу загона?” Под градом язвительных вопросов и ремарок судей, покрывавшихся хохотом зала, представители правительства запинались и путались, краснели и бледнели. Всем было ясно, что их дело - швах.

Рассмотрение закончилось полной катастрофой для администрации. Верховный Суд единогласно (9:0) постановил, что закон NIRA противоречит Конституции, ибо узурпирует законодательные полномочия в пользу президента в нарушение принципа разделения властей. Разбирательство сотен аналогичных дел было немедленно прекращено, Управление национального возрождения пришлось упразднить. Попытка строительства фашизма в Соединенных Штатах была отбита.

Годом позже Верховный Суд объявил антиконституционным и Управление корректировки сельскохозяйственной деятельности. Это агентство вообще оперировало на грани шизофрении. Один из персонажей знаменитого сатирического романа Джозефа Геллера “Уловка-22” зарабатывал на жизнь тем, что не выращивал люцерну. И чем больше люцерны не выращивал этот фермер, тем больше ему за это платило государство. Звучит, как абсурдистская находка изобретательного писателя, не так ли? Ничего подобного, Геллер писал с натуры.

Министерство сельского хозяйства за два года заплатило фермерам 700 миллионов долларов за забой миллионов голов свиней, уничтожение посевов овса и других сельхозкультур. Одна крупная сахарная компания получила 1 миллион долларов за сокращение производства сахара. А тем временем канцелярия министра сельского хозяйства Генри Уоллеса в специальном бюллетене сообщила стране, что “величайшая проблема нашего времени” состоит в неспособности Америки произвести достаточно продовольствия, чтобы прокормить свое население хотя бы на самом скромном уровне.

Неудивительно, что вся эта бешеная активность не принесла никаких видимых плодов. Экономическая ситуация отказывалась выправляться. Государственная гегемония парализовала инвесторов, экономика задыхалась без вливаний капитала. В 1937 году уровень безработицы стоял на отметке 17,4%. Проанализировав ситуацию и меры, принимавшиеся Рузвельтом, Эмити Шлейс пришла к однозначному выводу: ФДР не только не удалось вывести страну из кризиса, но наоборот, он его только углубил и затянул. Конец Великой депрессии положила лишь Вторая мировая война, да и то не по всем показателям: биржевой индекс Доу-Джонса достиг предкризисного уровня лишь к 1954 году.

Но Рузвельта не смущали провалы его программы. Наоборот, он увидел возможность превратить свои неудачи на экономическом фронте в политические дивиденды. Тот факт, что экономика никак не поддавалась мерам по ее стимулированию, с его точки зрения лишь доказывал, что кризис стал неизбежным и перманентным состоянием экономики, оправдывающим гигантские затраты государства и его лихорадочные попытки облегчить положение бедствующего народа.

Рузвельт уверовал в теорию, что “государственные расходы стимулируют экономический рост, при условии, что государство достаточно велико, чтобы тратить достаточно крупные средства”. При ФДР государство выросло до исполинских размеров: за первый год своего существования Управление национального возрождения “генерировало больше бумажной продукции, чем все подразделения федерального правительства за все предыдущие полтора столетия существования американского государства”.

Чтобы застраховаться от обвинений в случае провала своей политики, Рузвельту необходимо было поляризовать страну и создать образ “врага”, на которого можно было бы натравить народ. На роль супостата он избрал бизнесмена. Естественно, экономическая ситуация от этого лучше не стала. По словам Эмити Шлейс, ФДР “запугал бизнес до такой степени, что инвестиционно-инновационная деятельность полностью прекратилась”. Президент навязал бизнесу конкурентную игру с государством, в которой все козыри были на руках у администрации. Рузвельт объявил войну страху, но для частного сектора он, видимо, сделал исключение, ибо бизнес он запугал до состояния абсолютной пассивности.

С политической точки зрения “Новый курс” увенчался полным успехом. Неважно, что лихорадочная деятельность администрации не приносила никаких видимых плодов. Зато люди воочию убеждались, что их президент болеет за них душой и изо всех сил старается им помочь (в чем их старательно убеждала главная союзница президента - “прогрессивная” пресса). Рузвельт не принес людям облегчения, зато дал им надежду, что скоро все наладится. И чем хуже становилось положение в стране, тем выше росла популярность ФДР.

Но он не просто импровизировал. Рузвельт поставил себе конкретную политическую цель и неуклонно шел к ней. Как пишет Эмити Шлейс, он расколол страну на две части: на одном полюсе находились его фавориты, которых он поддерживал, используя все ресурсы государства, на другом - враги. Шаг за шагом ФДР формировал соединения своей армии – профсоюзы, престарелые, интеллигенция, этнические меньшинства, иммигранты. Стравливая их с врагами, в первую очередь с бизнесом, он рассчитывал создать перманентную правящую коалицию.

Правила этой игры ФДР объявил еще в 1932 году в знаменитой речи о “Забытом человеке” – бедняке, старике, немощном и недужном обитателе дна, рабочем, застрявшем на нижней ступеньке экономической пирамиды. “Забытый человек” нуждается в помощи со стороны государства. Но откуда брать средства для облегчения его положения? Ясно откуда - из налогов, выжимаемых из трудового большинства.

Возводя на пьедестал класс своих любимцев – бедноту, которая заслуживает государственной помощи, ФДР задвигал на задний план и превращал в “забытого человека” трудягу-налогоплательщика, который работает не покладая рук и безропотно платит за все социальные программы, придумываемые изобретательными “новокурсистами” в правительстве. В 1936 году затраты федерального правительства впервые в истории мирного времени превысили расходы штатных и местных властей.

Рузвельт возвел классовую борьбу в принцип государственного управления. В речи перед студентами и преподавателями Оглторпского университета 22 мая 1932 года новый президент потребовал “более широкого, более справедливого распределения национального дохода” и заявил, что “вознаграждение за работу должно быть выше, чем раньше, а вознаграждение за предоставление капитала – ниже”.

Социалистические поползновения ФДР вызвали негодование не только республиканцев, но и многих демократов консервативного толка. В частности, знаменитого Ала Смита – первого католика, ставшего губернатором штата Нью-Йорк и номинированного Демократической партией на президентских выборах 1928 года.

На торжественном обеде по случаю Дня Джефферсона в Вашингтоне в 1932 году Ал Смит гневно заклеймил человека, которого он еще недавно считал своим другом: “Краснобайство не создает рабочих мест… В такой обстановке, как сейчас, когда миллионы людей по всей стране голодают, неизбежно возникает искушение раздувать классовые предрассудки, натравливая богатых на бедных, а бедных на богатых”. К концу своей речи багровый от ярости Смит прокричал: “Я сниму пиджак и брошу вызов любому кандидату, который бесстыдно разводит демагогию и, натравливая один класс на другой, бедных на богатых, ведет трудящиеся массы нашей страны к самоубийству!”.

Современник Рузвельта Норман Томас, который на протяжении десятков лет во всех избирательных циклах баллотировался в президенты от Социалистической партии, как-то заметил: “Американский народ никогда сознательно не примет социализм. Но под маркой “либерализма” ему можно будет постепенно скормить все до одного элементы социалистической программы. И в один прекрасный день Америка станет социалистической страной, понятия не имея, как это произошло”.

Именно ФДР положил начало этому процессу, результаты которого очевидны любому объективному наблюдателю. Мотивы классовой войны, знамя которой первым поднял 32-й президент США, по сей день набатным звоном звучат в выступлениях лидеров Демократической партии, неуклонно следующих проложенным им курсом.

Неудивительно, что демократы свято чтят память Рузвельта. Удивительно другое: почему республиканцы никак не могут набраться смелости и публично отрешиться от социалистического наследия “Нового курса”? Не потому ли, что, ратуя на словах за принципы экономической свободы, на деле они чувствуют себя вполне уютно “в доме, который построил” Франклин Делано Рузвельт? Ведь власть – самый сильный и сладкий из всех ядов.

Получив весть о смерти Рузвельта, знаменитый философ анархо-либертарианского толка Альберт Джей Нок написал двум друзьям записку с приглашением отпраздновать это знаменательное событие, которое он охарактеризовал как “самый великий триумф дела свободы в Америке со времени принятия Билля о правах”.

В статье использованы материалы из книги американского философа Роберта Несбита «Рузвельт и Сталин: неудачный роман» (Robert Nesbit Roosevelt and Stalin: The Failed Courtship).
Так и остается загадкой, как удaлoсь М.Карпову сoврaть в 3.3 рaзa бoльше чем Бaрaк...
Помогите Марку с ответом.

igorp
В реале Игорь Пекер
Posts: 17123
Joined: 22 Nov 2001, 02:00
Location: Ришон, Израиль
Contact:

Postby igorp » 11 Apr 2008, 01:14

«Вторая мировая война была ошибкой» ??? - igorp
09:43 03 Апреля 2008
"Борьба с нацизмом была ошибкой" - утверждает известный американский романист Никольсон Бейкер, появление новой книги которого вызвало бурные споры в академических кругах США.

"Дым сожженных" ("Human smoke") утверждает: борьба союзников против гитлеровской Германии во время Второй мировой войны есть историческая ошибка. Бейкер, в частности, пишет:"Дым сожженных, послужив причиной начала Второй мировой войны, ознаменовал собой конец цивилизации. Пацифисты, выступавшие против вступления США и Англии в войну, остались в меньшинстве, но, на самом деле, именно они были правы".

Бейкер до появления его исторического "опуса" считался уважаемым романистом. Добившись успеха в этом качестве, он захотел высказаться - на основании "добытых исторических фактов", на тему о евреях, их роли в мировой истории и антисемитизме, присущем как Уинстону Черчиллю, так и Теодору Рузвельту, которых, по словам Бейкера, "никогда не заботило преследование нацистами евреев, пока не началась мировая война".

Он представляет Черчилля "кровожадным чудовищем, настоявшим на массированных бомбардировках гражданского населения Германии, которые ознаменовали собой наступление конца цивилизации".
Большинство американских литературных критиков выразили глубокое возмущение самим фактом появления подобного "труда", но наряду с этим, столь солидными и широко читаемыми изданиями, как "Нью-Йорк таймс" и "Лос-Анжелес таймс" были опубликованы положительные рецензии. И это само по себе является очень красноречивой характеристикой развивающихся в Америке тенденций.
Так и остается загадкой, как удaлoсь М.Карпову сoврaть в 3.3 рaзa бoльше чем Бaрaк...
Помогите Марку с ответом.

igorp
В реале Игорь Пекер
Posts: 17123
Joined: 22 Nov 2001, 02:00
Location: Ришон, Израиль
Contact:

Postby igorp » 11 May 2008, 01:50

[url=http://www.megapolis.org/forum/viewtopic.php?p=14300927#14300927]Из цикла "Отвоеванные у вечности" (Евгений Халдей)
Шели Шрайман (shraiman) @ 2008-05-10[/url]
...Когда мне позвонил известный фоторепортер Лев Бородулин и сказал, что в Израиль по приглашению Союза воинов и партизан приехал Евгений Халдей ...

- Потом мы встретились уже в Израиле, куда Халдей приехал по приглашению местного Союза ветеранов, - вспоминает Лев Бородулин. - Его поселили в Тель-Авиве, и мы виделись практически каждый день. Женя мечтал побывать у Стены Плача, я повез его туда и все время был рядом. Надев кипу и подойдя к Стене, он достал из сумки маленький альбом и начал что-то шептать, перелистывая его страницы. Я отошел подальше и решил сделать ему на память фотографию у Стены Плача. Навел объектив, и почувствовал – что-то не то. Подумал, что у меня дрожат руки, сжимающие камеру, а потом понял, что это дрожат женины плечи. Он плакал, держа в руках портрет матери, убитой во время погрома. Пуля погромщика прошила ее насквозь и застряла в теле ее годовалого сына – Жени, которого вытащил с того света местный фельдшер. В этом альбоме, с которым Халдей пришел к Стене Плача, были еще фотографии трех его сестер, заживо погребенных немцами и отца, расстрелянного чекистами.

…Лев надолго замолкает, а потом произносит. - Женю мы хоронили в Москве в 1997-м году. На его похороны прилетел из США еще один известный фотограф военного времени – Самарий Гурария. Он был единственным из всех фотографов войны, которому удалось заснять все три исторических парада на Красной площади: 7 ноября 1941года, когда войска прямо с площади уходили на фронт, находившийся в нескольких километров от Москвы; Парад победы в 1945-м году и Парад в честь пятидесятилетия Победы в мае 1995-го. А через два года не стало и Гурария…- он снова надолго замолкает.

- Никого из них уже нет: одни умерли вскоре после войны, другим была суждена долгая жизнь... А снимки остались. И они известны во всем мире. На одном из последних аукционов Сотби его организаторы признавались: «Новые русские покупают сейчас только картины Айвазовского и фотографии Халдея», - произносит Лев Бородулин и неожиданно говорит. - Восемь лет назад, когда я серьезно заболел и думал, что мой конец близок, я решил рассказать о фотографах войны на своем сайте и поместить там их лучшие снимки, которые вошли в историю и те, которые малоизвестны. Например, я очень люблю фотографию Марка Редькина, которую назвал «Раскаяние»: на ней изображен немецкий ефрейтор, понуро сидящий на фоне пылающего Рейхстага: его поза и выражение лица говорят сами за себя.

Еще я написал свои воспоминания о лучших фотографах того времени, с которыми мне приходилось общаться, кого я знал близко и тоже поместил их в Интернете. Мне это было очень важно. Я хотел успеть. И я успел.

Раритеты фотохроники СССР. Великая Отечественная война
Image Image

=>

[url=http://ru.local.co.il/EventPage.asp?nav=3,50,7,5,24280]Успеть показать
Из цикла "Отвоеванные у вечности"
Шели Шрайман 2008-05-13[/url]

Image
Мгновения, которые они отвоевывали у вечности, были совсем не прекрасны. Это были очень страшные мгновения. По крайней мере, большинство из них. А самые страшные в кадр не вошли, остались только в их памяти и ночных кошмарах. Шла самая истребительная в истории ХХ века война…

Известный фотограф войны Евгений Халдей , запечатлевший рвы с трупами уничтоженных людей, повешенных на городских площадях, однажды все же не смог нажать на затвор, увидев появившуюся из охваченного огнем танка руку танкиста, судорожно пытавшегося выбраться наружу и погибшего на его глазах.

Многое из того, что увидел в блокадном Ленинграде Давид Трахтенберг, тоже осталось лишь в его памяти (фотографам запрещали снимать ужасающие подробности происходящего в городе). Однако и те из его снимков, что дошли до наших дней, бесспорно запечатлели одну из самых чудовищных трагедий в истории минувшей войны.

Image
Клятва летчиков-гвардейцев
Автор - А.Устинов


Снимая боевых летчиков и моряков-десантников, отправлявшихся на боевое задание, военные фотокорреспонденты отчетливо понимали, что через несколько часов многих из этих людей уже не будет в живых - они останутся лишь на снимках. Последних в их жизни снимках.

Свою уникальную коллекцию фотографий периода великой отечественной войны, снятых известными фронтовыми репортерами, Лев Бородулин назвал так: «Успеть показать».

- Я боялся, что не доживу, не успею рассказать о них, - говорит он мне.

В этом году корифею советской и израильской фотографии (с 1972-го года Лев Бородулин живет в Израиле) исполнилось 85 лет. Он прошел всю войну, в 1942-м получил тяжелое ранение под Великими Луками, выжил. Защищал Москву и брал Берлин. Войну закончил у стен Рейхстага. Много лет работал фотокорреспондентом журнала «Огонек». В Израиле снимал Войну Судного Дня, побывав на всех ее фронтах. Неоднократно участвовал в престижных международных выставках и выставлял свои работы на самых знаменитых аукционах.

Image
Лев Бородулин призывает "перековать штыки на штативы"
Фото – А.Воронина

Фотографии времен великой отечественной войны Лев Бородулин начал собирать вскоре после ее окончания. Когда он покидал свою часть (студентов демобилизовывали в первую очередь, а он уходил на фронт с институтской скамьи), однополчане устроили ему проводы и, зная, что Лев – москвич, попросили его походить в столице по военкорам и составить фотолетопись боев, в которых участвовал их полк. Благодаря этому поручению Лев познакомился со многими известными фотографами войны, а с некоторыми подружился и начал собирать коллекцию их лучших снимков. Он вспоминает о том, как это происходило:

- Начал я с Евгения Халдея – автора самых известных снимков, запечатлевших москвичей, слушающих по радио выступление Молотова о начале войны; регулировщицу на Александр-плац в Берлине; водружение знамени Победы над Рейстагом; советских солдат у Брандербургских ворот в мае 1945-го. Халдей охотно поделился со мной своими фототрофеями и тут же позвонил кому-то из своих коллег… Тот, в свою очередь, направил меня к другим. Я побывал у Рюмкина, Шагина… В конце концов я и сам настолько увлекся фотографией, что это стало моей профессией. С Дмитрием Бальтерманцем мы на протяжении многих лет делили в «Огоньке» одну фотолабораторию на двоих, - вспоминает Лев Бородулин. – И потому я так хорошо знаю историю его знаменитого снимка «Горе».

- В начале 1942-го мой коллега должен был снимать высадку нашего десанта в Крыму. По ходу дела возникли осложнения, и самолет, на борту которого был Бальтерманц, совершил посадку неподалеку от Керчи в чистом поле, где бродила группа людей. Приблизившись, Дмитрий Бальтерманц увидел ужасную картину: среди талого снега, в грязи, лежало множество трупов, между которыми метались обезумевшие от горя близкие погибших. О том, чьи это были тела, стало известно позже. А тогда можно было лишь строить догадки. Машинально снимая происходящее, Бальтерманц задавался вопросами: если перед ним тела красноармейцев или пленных, откуда здесь взялись их родственники? Если убитые коммунисты – почему их так много? Наткнувшись взглядом на детские тела, он все понял.

Много лет эти кадры пролежали в ящике нашего общем с Дмитрием Бальтерманцем стола – так бы, наверное, и остались там, если бы однажды в Москву не приехал итальянский фотограф, собиравший фотоработы для большой выставки под названием "Что есть человек". Явившись к нам, он просмотрел самые известные снимки Бальтерманца, после чего попросил разрешения заглянуть так же и в его архивы, где хранились старые фотографии. Он наткнулся на снимок, о котором идет речь, и был потрясен. Сообща мы тут же придумали работе, пролежавшей в ящике стола более тридцати лет, лаконичное и выразительное название - «Горе». Она попала на выставку, была признана лучшей и обошла страницы мировой прессы. А на месте, где был сделан этот снимок установили скромный обелиск, прикрепив к нему табличку - в память о семи тысячах мирных жителях Керчи, расстрелянных карателями.

Image
Горе, Дмитрий Бальтерманц

…Я напоминаю Льву Бородулину историю, которую услышала в свое время от Евгения Халдея – о том, как два ветерана неожиданно встретились в Берлине у Браденбургских ворот в начале 1990-х годов и сразу узнали друг друга, хотя не виделись десятки лет.

- Да, точно, - улыбается мой собеседник, - это было летом 1992-года. Прилетев в Берлин, я сразу направился к Рейхстагу, где закончил войну и с тех пор не бывал. Я был уже почти у цели, как вдруг…увидел Халдея. Он стоял на фоне Бранденбургских ворот с той самой фотографией, которую снял на этом месте в мае 1945-го. Она висела у него на груди. Женя тоже сразу меня узнал и бросился навстречу со словами: «Где только не встретятся два еврея!» Мы обнялись и расцеловались, и только после этого я заметил, что нас снимают кинооператоры. Оказывается, немцы снимали о Жене фильм под названием «Большой фотограф с маленькой лейкой», а тут я неожиданно «влез» в кадр, чему они, впрочем, очень обрадовались: сцена как по заказу, хоть ее и нет в сценарии.

…У этого снимка, с которым Халдей стоял у Брандербургских ворот есть своя предыстория, которую я услышала от самого фотокорреспондента в мае 1993-го. За год до Победы, в 1944-м он подобрал в освобожденном Севастополе фото, где на фоне Брандербургских ворот ликующие берлинцы приветствовали возвращающихся из покоренной Франции немецких солдат. Когда Халдей дошел до Берлина, он решил сделать на том же месте свой снимок, для чего созвал солдат-победителей – все тогда охотно снимались на фоне берлинских руин. Кто-то подогнал еще и танк. В кадр вошел и поэт Евгений Долматовский, который начал читать бойцам только что сочиненные им стихи: «Идут гвардейцы по Берлину и вспоминают Сталинград…» История этой фотографии и была ключевым моментом фильма о Халдее, который снимали немецкие документалисты.

- Потом мы встретились уже в Израиле, куда Халдей приехал по приглашению местного Союза ветеранов, - вспоминает Лев Бородулин. - Его поселили в Тель-Авиве, и мы виделись практически каждый день. Женя мечтал побывать у Стены Плача, я повез его туда и все время был рядом. Надев кипу и подойдя к Стене, он достал из сумки маленький альбом и начал что-то шептать, перелистывая его страницы. Я отошел подальше и решил сделать ему на память фотографию у Стены Плача. Навел объектив, и почувствовал – что-то не то. Подумал, что у меня дрожат руки, сжимающие камеру, а потом понял, что это дрожат женины плечи. Он плакал, держа в руках портрет матери, убитой во время погрома. Пуля погромщика прошила ее насквозь и застряла в теле ее годовалого сына – Жени, которого вытащил с того света местный фельдшер. В этом альбоме, с которым Халдей пришел к Стене Плача, были еще фотографии трех его сестер, заживо погребенных немцами и отца, расстрелянного чекистами.

…Лев надолго замолкает, а потом произносит. - Женю мы хоронили в Москве в 1997-м году. На его похороны прилетел из США еще один известный фотограф военного времени – Самарий Гурария. Он был единственным из всех фотографов войны, которому удалось заснять все три исторических парада на Красной площади: 7 ноября 1941года, когда войска прямо с площади уходили на фронт, находившийся в нескольких километров от Москвы; Парад победы в 1945-м году и Парад в честь пятидесятилетия Победы в мае 1995-го. А через два года не стало и Гурария…- он снова надолго замолкает.

Image
Раскаяние
Автор - Марк Редькин

- Никого из них уже нет: одни умерли вскоре после войны, другим была суждена долгая жизнь... А снимки остались. И они известны во всем мире. На одном из последних аукционов Сотби его организаторы признавались: «Новые русские покупают сейчас только картины Айвазовского и фотографии Халдея», - произносит Лев Бородулин и неожиданно говорит. - Восемь лет назад, когда я серьезно заболел и думал, что мой конец близок, я решил рассказать о фотографах войны на своем сайте и поместить там их лучшие снимки, которые вошли в историю и те, которые малоизвестны. Например, я очень люблю фотографию Марка Редькина, которую назвал «Раскаяние»: на ней изображен немецкий ефрейтор, понуро сидящий на фоне пылающего Рейхстага: его поза и выражение лица говорят сами за себя.

Еще я написал свои воспоминания о лучших фотографах того времени, с которыми мне приходилось общаться, кого я знал близко и тоже поместил их в Интернете. Мне это было очень важно. Я хотел успеть. И я успел.

Опубликовано с любезного разрешения автора,
© Шели Шрайман
("Окна", субботнее приложение к газете "Вести", 2008 год)
Источник - Блог Шели Шрайман

В иллюстрациях использованы фотографии из коллекции Льва Бородулина

В заголовке –
фото Евгения Халдея "Военные фотокоры у Рейхстага. Берлин. 1945год".
Слева направо:
Г. Самсонов, "Известия"; Р. Мазелев, А. Морозов, А.Архипов, "Фронтовая иллюстрация"; Ф.Кислов, Фотохроника ТАСС; М.Редькин, "Фронтовая иллюстрация"; А.Капустянский, Л.Железнов, "Фронтовая иллюстрация"; Г.Петрусов, "СССР на стройке"; Н.Фиников, "Правда"; И.Шагин, "Комсомольская правда"; Р.Кармен, О.Кнорринг, "Огонёк".
Last edited by igorp on 17 May 2008, 23:38, edited 1 time in total.
Так и остается загадкой, как удaлoсь М.Карпову сoврaть в 3.3 рaзa бoльше чем Бaрaк...
Помогите Марку с ответом.

igorp
В реале Игорь Пекер
Posts: 17123
Joined: 22 Nov 2001, 02:00
Location: Ришон, Израиль
Contact:

Postby igorp » 11 May 2008, 15:19

09.05 12:23 Война и мир глазами Иона Дегена

Image
Мой товарищ, в смертельной агонии
Не зови понапрасну друзей.
Дай-ка лучше согрею ладони я
Над дымящейся кровью твоей.
Ты не плачь, не стони, ты не маленький,
Ты не ранен, ты просто убит.
Дай на память сниму с тебя валенки.
Нам еще наступать предстоит.


Читаешь эти стихотворные строки, будто написанные кровью, - и мороз по коже. Кому из известных российских поэтов времен Великой Отечественной их не приписывали, хотя автор вот уже 30 лет живет... в Израиле!

Человек неординарной судьбы и величайшего таланта. Врач, интеллектуал, патриот. Ион Лазаревич Деген. В последние годы он больше известен как публицист, чем как одаренный (от Б-га!) хирург и герой войны, чье имя соседствует в списках советских танковых асов с фамилиями Дмитрия Лавриненко и Николая Авдеева. За годы войны Деген уничтожил 16 вражеских танков и захватил один!

Об Ионе Лазаревиче Дегене нужно писать книгу - никакой очерк, тем более помещенный в формате Интернета, не может полностью раскрыть глубину и цельность его личности, как и его непримиримую гражданскую позицию во всех вопросах, связанных с вечной его любовью, музой и тревогой - Эрец-Исраэль.

Сегодня, в 63-ю годовщину Победы, в лице Иона Дегена мы поздравляем всех ветеранов и участников войны, результатом которой стало создание Еврейского Национального государства, и желаем: так держать! Быть всегда молодыми и страстными душой, не пасовать перед трудностями и лишениями, любить жизнь!

Мы желаем вам - быть! Всегда быть с нами.
Так и остается загадкой, как удaлoсь М.Карпову сoврaть в 3.3 рaзa бoльше чем Бaрaк...
Помогите Марку с ответом.

igorp
В реале Игорь Пекер
Posts: 17123
Joined: 22 Nov 2001, 02:00
Location: Ришон, Израиль
Contact:

Postby igorp » 31 May 2008, 23:45

22:46 4/05 Умер последний участник антигитлеровского заговора
В Германии скончался Филипп фон Безелагер – последний из офицеров германской армии, готовивших покушение на Адольфа Гитлера в 1944 году.

Филипп фон Безелагер, последний участник неудавшегося покушения на Адольфа Гитлера в 1944 году, скончался на 91-м году жизни, сообщает France Press.

Бывший офицер армии Германии командовал кавалерийской ротой и был ранен под Москвой. После контузии стал ординарцем фельдмаршала фон Клюге в Смоленске. Выполняя его поручения, несколько раз виделся с Гитлером.

"В июне 42-го я впервые узнал о том, что евреев и цыган целенаправленно уничтожали - их объявили врагами рейха. Для меня это был поворотный момент. Я, как офицер, не хотел быть соучастником военных преступлений", - рассказывал фон Безелагер.

Он стал участником нескольких покушений на Гитлера. Самое известное из них произошло 20 июля 1944 года. Тогда заговорщики подложили портфель со взрывчаткой под стол в одной из штаб-квартир Гитлера, располагавшейся на территории нынешней Польши. Однако тогда взрыв лишь ранил Гитлера.

Недавно Филипп фон Безелагер рассказал в интервью французской газете Le Point о подробностях другого покушения, которое было запланировано на 13 марта 1943 года.

"Гитлер практически не покидал свои многочисленные убежища, - рассказывал фон Безелагер. – "В то время я был адъютантом фон Клюге, и мы с другими заговорщиками уговорили его убедить Гитлера приехать, чтобы поднять боевой дух армии.

В то время фон Клюге руководил группой армий "Центр", под его командованием находилось более миллиона человек. Он не был активным членом нашей группы, но сочувствовал нашему делу.

Гитлер согласился, и мы разработали план покушения. Было решено совершить его во время обеда в офицерской столовой. По сигналу моего брата Георга, мы - группа из восьми человек - должны были встать и начать стрелять в Гитлера и Гиммлера.

Однако в последний момент поездку отменили".
Филипп фон Безелагер так и не поймали нацисты, поскольку никто из арестованных заговорщиков не назвал его имя и под пытками.
Так и остается загадкой, как удaлoсь М.Карпову сoврaть в 3.3 рaзa бoльше чем Бaрaк...
Помогите Марку с ответом.

igorp
В реале Игорь Пекер
Posts: 17123
Joined: 22 Nov 2001, 02:00
Location: Ришон, Израиль
Contact:

Postby igorp » 21 Jun 2008, 00:59

via baranium

[url=http://www.rian.ru/authors/20080620/111421023.html]Сегодня 20-е июня. Послезавтра была война
Юрий Богомолов 20/06/2008 [/url]
видео: Лица войны. Неизвестные кадры. 1941 год
-------

Наши дни богаты на сообщения о неизбежном Армагеддоне. То по причине какого-нибудь метеорита, который вот-вот бухнется об Землю, то из-за некоего катаклизма на Солнце. То от перемены магнитных полюсов. Только что пара ученых подняли шум по поводу уникального, необыкновенного, сумасшедшего ускорителя частиц, построенного в Швейцарии. Они полагают, что если его запустить, то вероятна возможность образования искусственной черной дыры, которая аннигилирует саму Швейцарию вместе с EURO 2008 и толпами футбольных фанов, а затем - всю Европу, а потом - планету Земля.

Но, разумеется, самые реальные и конкретные угрозы таит глобальное потепление. Недавно по российскому ТВ показали документальный фильм под названием «Всемирный потоп как предчувствие». В нем представлен ужасный сценарий ближайшего будущего, по которому если мы, россияне, не погибнем от наводнения, то нас обязательно затопчут толпы переселенцев из других ушедших под воду краев Света - из Европы, Америки, Африки, Австралии...

Понятно, что все эти апокалипсические картины воспринимаются как блок-бастерное кино, как некая занимательная футурология. Мы смотрим, слушаем, ахаем, охаем и дальше живем, не тужим, наслаждаемся футболом, строим планы на отпуск, предвкушаем олимпийское шоу. И тут нам объявляют грозно, что Армагеддон может случиться внезапно. И более того: с минуты на минуту.

Нет, думаю я, конец Света - пожалуйста. Чему быть, того не миновать. Но не завтра же... Не в этот прекрасный воскресный летний день 22 июня 2008-го года.

...В ХХI веке он уже случился. Правда, в сильно сокращенном формате. Его параметры «11/9». Мы здесь, по другую сторону Атлантики, наблюдали его в 2000-ном году со стороны, издалека, через окуляры телекамер. То было страшное зрелище, но то было зрелище.

Одно дело быть зрителем Армагеддона, другое - оказаться в его эпицентре.

...Мне было четыре года, когда война началась. В памяти остались вспышки. Как говорят кинематографисты на своем сленге: «флешбэки». Отец пришел домой в сапогах, которые мне, видимо, были в новинку; он сидел за столом, что-то писал, я - под столом их изучал. Как прощались, не помню.

Не помню, как эвакуировались из еще не блокадного Ленинграда. Помню только авоську моих любимых сдобных булочек за сорок. Война поначалу мне показалась вполне съедобной. Потом был страх. Это когда мы бежали от поезда в лес из-под бомбежки... Когда мама отстала от поезда... Помню, что часто болел в эвакуации. И помню глаза Яшки, младшего двоюродного брата, какими он смотрел, когда я по праву больного пил простоквашу... Мне до сих пор неловко...

Мама выволокла из войны на себе нас - двух мальчишек, бабушку и выбравшуюся из блокадного Ленинграда полуживую старшую сестру - и через четыре года после победы, после того, как вернулся с фронта отец живым и здоровым, ее сожрал рак. Умерла она майским воскресным утром в день Победы.

В последние годы все чаще думаю о том, сколько же вынесло то поколение моих сограждан, что выволокло из войны своих родных и близких. Хочу представить чувства моих родителей, которых накрыла тень Армагеддона 22- июня 1941-го года.

И не могу. Получается кино. В лучшем случае, такое достоверное, как «Летят журавли». В худшем - такое мифологическое, как «Падение Берлина». Но и в том, и в другом случаях понятно, что «завтра наступило внезапно», как сказано в замечательной книжке про Вини Пуха

В убедительной книге двух дотошных исследователей Якова Верховского и Валентины Тырмос «Сталин. Тайный сценарий начала войны» рассказано и показано, что 67 лет назад ужас наступил не внезапно. Я об этой работе уже писал. Но не грех о ней напомнить еще раз, хотя бы потому, что легенды и предания более въедливы в массовое подсознание, чем факты и документы.

***

В советское время для массового потребления был сочинен и художественно огранен миф о «внезапном и вероломном нападении» фашистской Германии на Советский Союз. Главным образом с тем, чтобы объяснить и оправдать фантастические потери в начале войны. Попутно за тем, чтобы как-то обелить образ мудрого генералиссимуса. В хрущевское время стало ясно, что только для Сталина нападение Гитлера было «внезапным» и к тому же «вероломным», а так все от мала до велика знали о нем.

Потом наступило время фантастических догадок. Оказывается, это Сталин готовился напасть на Германию, а Гитлер всего лишь его упредил превентивным ударом.

Когда один мифологический клин пытаются вышибить другим мифологическим клином, то ничего, кроме новой мифологии, выдающей себя за историю, мы не получаем.

Историческая правда, как это ни грустно признать, - не соперник и не конкурент мифу. Она бытует параллельно, и массовое сознание не спешит впустить ее в себя.

Из книги Верховского и Тырмос, построенной на основании систематизированных в строгом хронологическом порядке документов, следует картина начала войны ясная, как божий день.

Сталин знал о готовящейся военной кампании еще до того, как Гитлер 18 декабря 1940-го года подписал «Директиву №21», означавшую начало реализации в жизнь плана «Барбаросса». А уж с этого момента каждый этап подготовки нападения был известен Сталину во всех подробностях и деталях. Сообщения агентов из Берлина подтверждаются донесениями из Лондона, Швейцарии, Токио...

«Директива 21» была подписана Гитлером ближе к концу декабря 40-го, а уже в январе 41-го прошла организованная Генеральным штабом советских вооруженных сил Большая военная игра, которая стала своего рода репетицией того, что произошло на западной границе Союза через пять месяцев. По сценарию нападение должно быть внезапным. «В процессе игры танки «Синих»,- свидетельствуют авторы, - достигли Барановичей на восьмой день войны, а в действительности германская армия ворвется в Барановичи на четвертый день войны».

Вроде бы генералы со своим главнокомандующим «играли», чтобы в действительности избежать страшного поражения. Оказалось поражение входило в план главнокомандующего.

Летом 41-го все случилось именно так, как и следовало ожидать. Как и планировал Сталин. Зимой 41-го мудрый вождь и отец советских народов держал в голове свой сценарий начала войны: подставить, отдать на заклание Гитлеру приграничные войска, а вместе с ними и гражданское население европейской части Союза. Его циничный расчет состоял в том, что людской ресурс страны практически неисчерпаем, что танковые гусеницы, смяв пограничные части, в конце концов, завязнут в мясе человеческих трупов на необъятных просторах нашей Родины.

Расчет этот, как мы знаем, оправдал себя. Им и объясняется, почему прозорливый вождь не реагировал на все разговоры о приближающейся угрозе. И даже раздражался на каждое новое агентурное донесение. Он очень боялся, что его «тайный сценарий» по уничтожению значительной части армии и мирного населения, будет раскрыт противником раньше времени.

****

Буквально за несколько дней до «внезапного нападения» некоторые командиры пограничных частей, понимая к чему дело идет, отослали свои семьи в глубь страны. Гнев генералиссимуса был неподделен, когда он узнал об этом. Семьи были возвращены по месту постоянного проживания.

Во истину дьявол прячется в деталях.

=>

[url=http://www.alleng.ru/d/hist/hist083.htm]Сталин. Тайный "Сценарий" начала войны. Яков Верховский, Валентина Тырмос
М.: ОЛМА-Пресс, 2005. — 608 с.[/url]
Тайна, скрытая в трагедии 22 июня 1941г., вот уже более 60 лет вызывает споры. Существуют две основные версии этой трагедии. Одна из них — общепринятая «версия внезапного нападения», а по второй — известной как версия Суворова-Резуна — агрессию готовил Сталин, а Гитлер опередил его.

В книге дается иное объяснение. Авторы представляют эти события под новым углом, на базе личных свидетельств участников и рассекреченных архивных документов. По версии авторов, война, несомненно, развязанная Гитлером, вместе с тем началась по «сценарию» Великого Режиссера — Иосифа Станина.

Книга написана в форме летописи. День за днем, час за часом, а иногда и минута за минутой, авторы отслеживают события, происходящие в Москве, Берлине, Бухаресте, Лондоне, Вашингтоне, и приближают читателя к неотвратимой трагедии 22 июня 1941 г.

Формат: doc / zip
Размер: 701 Кб
Скачать / Download файл

<=
assaur @ 17.01.06 wrote:Предлагаю прочитать фрагмент из книги Верховского и Тырмос «Тайный сценарий начала войны».
Суть вопроса: авторы пытаются доказать, что Директивы не являются следствием неразворотливости Верховного Командования, а соответствуют логике линии, которую сознательно проводил Сталин.
Главной целью для Сталина было признание мировым сообществом факта, что агрессором в войне является Германия. С этой целью, в том числе, План прикрытия был подменен этими тремя директивами.
Для тех кому интересно предлагаю фрагмент книги по адресу: http://ilpilot.narod.ru/temp/gl_8-9.doc


[url=http://www.marlib.com/]Марлен Толчинский
Тель-Авив ,2008 [/url]
Три книги о Холокосте

1. Ота Краус, Эрих Кулка. "Фабрика смерти", перевод с чешск.

2. Я. Верховский, В. Тырмос. "Сталин. Тайный сценарий начала войны", М., ОЛМА-ПРЕСС, 2005 г .

3. Гвидо Кнопп. "Холокост", Харьков, 2007 г .



[url=http://www.russian-globe.com/N69/Mordel.KtoSmeyalsyaPoslednim.htm]СТАЛИН: КТО СМЕЯЛСЯ ПОСЛЕДНИМ
Ноябрь 2007, №11 Георг Мордель [/url]
Так и остается загадкой, как удaлoсь М.Карпову сoврaть в 3.3 рaзa бoльше чем Бaрaк...
Помогите Марку с ответом.


Return to “Ссылки”




  Who is online

Users browsing this forum: No registered users and 3 guests